В участившихся побегах из российских СИЗО виноваты не только ветхие тюремные стены и полы. Об этом говорит и представление, внесенное Генпрокуратурой руководству МВД о нарушениях законности в деятельности органов внутренних дел по обеспечению охраны СИЗО и ИВС.
Дмитрий Севрюков. Статья. Зона ушла в бега. Трибуна, № 186, 13 октября 2001 г.

На этой неделе глава Минюста Юрий Чайка разобрался со своими подчиненными, допустившими побеги из Бутырской тюрьмы сначала целого коллектива смертников, а затем и подозреваемого Ивана Виноградова. Коллегия министерства освободила от занимаемых должностей начальника столичного УИНа Станислава Подреза и двух его заместителей. Ранее любимой работы лишился прежний начальник Бутырской тюрьмы. А в отношении еще троих сотрудников изолятора прокуратура Юго-Восточного округа столицы проводит расследование на предмет их причастности к организации громких побегов.
Однако пока что бутырские охранники и их начальство из московского УИНа отделались легким испугом: обвинения им не предъявлены, со службы они не уволены. Даже отстраненный начальник городского Управления исполнения наказаний Подрез - и тот переведен в резерв центрального аппарата министерства. Возможно, потому, что на фоне общей статистики побегов из российских СИЗО арифметика Бутырки выглядит еще более чем скромно.
Это только кажется, что четыре побега за месяц из стен старейшей тюрьмы - беспрецедентный случай. На самом деле, по данным Генпрокуратуры РФ, сидельцы отечественных изоляторов бегут чуть ли не целыми этапами. Так, в 2000 году зарегистрировано 75 побегов подозреваемых и обвиняемых. А за первые шесть месяцев нынешнего года стены СИЗО самовольно покинули более 30 арестантов. Однако это всего лишь официальная статистика ГУООП МВД РФ. Фактически же график побегов еще более напряженный. Вот и в информационном письме Генпрокуратуры РФ № 16-26-2001, разосланном в конце сентября прокурорам субъектов Федерации, говорится о том, что официальные статистические данные о побегах не отражают реального положения дел. Так, по сведениям ГУООП МВД, за последние полтора года из СИЗО Дагестана и Пермской области сбежали по четверо преступников, а из изоляторов Ленинградской области - двое. По данным же Генпрокуратуры, из этих и других регионов за тот же отчетный период было совершено по 5 побегов.
Как выяснилось, сокрытие реальных сведений о беглецах во многих случаях связано с попыткой милицейского руководства спасти честь мундира. В информационном письме Генпрокуратуры приводится множество любопытных историй побегов. Иные из них смахивают на анекдоты из тюремной жизни. К примеру, в прошлом году из ИВС Центрального РОВД Волгограда совершила побег гражданка П. Оглы , заключенная под стражу за распространение наркотиков в особо крупных размерах. Оказалось, что арестованную вывел из СИЗО милиционер конвойной службы Медведев. Заскучавший страж порядка решил отобедать со смазливой арестанткой в ресторане. В заведение поехали на личной автомашине Медведева. Застолье кончилось тем, что захмелевший милиционер объявил своей подопечной амнистию и с миром отпустил на свободу.
Погорел на своем гуманизме и дежурный по ИВС Тигильского РОВД Корякского автономного округа Кадников. Ближе к ночи 16 мая прошлого года этому офицеру милиции захотелось для настроения выпить водки. Как назло, свободных от службы сотрудников в дежурной части не оказалось. Пришлось Кадникову на свой страх и риск поручить поход за спиртным двум арестованным преступникам. И ведь что обидно: в итоге дежурный по ИВС остался и без денег, и без выпивки. Не вернулись в камеру и отпущенные под честное слово арестанты.
В отличие от Кадникова, дежурный того же Тигильского ИВС Шевченко водку на службу 5 сентября 2000 года принес заранее. Но поддержать застолье оказалось некому. Пришлось милиционеру пригласить к столу выпущенного из камеры арестанта Муравьева. Гулянка в дежурке ИВС разыгралась не на шутку: к середине ночи дежурный Шевченко пил на брудершафт уже поочередно с восемью арестантами. Похмелье оказалось горьким: недавние собутыльники не только не вернулись в камеры, но еще и прихватили с собой автомат и два пистолета.
А вот сотрудники охранно-конвойного ИВС Волосовского РОВД Ленинградской области пить на службе решили исключительно своей проверенной компанией. Но и это не помогло: пока охранники изолятора в полном составе расслаблялись в комнате отдыха, из камеры ИВС сбежали шестеро арестантов. Дело было совсем недавно - 21 мая этого года. Впрочем, милицейские охранники теряют арестантов и на трезвую голову. Так, коллеги волосовских милиционеров из ИВС Гатчинского РОВД в ту же майскую ночь проспали побег 14 преступников, которые ушли на свободу, проломив ветхую стену изолятора. А трое сидельцев ИВС Кулиновского РОВД Дагестана в минувшем июне сбежали через подкоп. Тройками бегут и из других изоляторов. Прошедшим летом троица арестантов совершила побег путем подкопа из ИВС УВД города Белово Кемеровской области.
Виновные в побегах стражи порядка наказываются в основном в дисциплинарном порядке. Так, по данным Генпрокуратуры, к дисциплинарной ответственности за последние полтора года было привлечено 179 должностных лиц органов внутренних дел, недоглядевших за арестантами. Такое наказание, как увольнение со службы, к потерявшим бдительность охранникам применяется реже: за отчетный период погон лишились всего 53 милиционера. Уголовные же дела были возбуждены и вовсе лишь в отношении 12 сотрудников милиции, по чьей непосредственной вине произошли побеги.
Короче говоря, в участившихся побегах из российских СИЗО виноваты не только ветхие тюремные стены и полы. Об этом говорит и представление, внесенное Генпрокуратурой руководству МВД о нарушениях законности в деятельности органов внутренних дел по обеспечению охраны СИЗО и ИВС.