В ближайший год Федеральная служба расследований (ФСР) в МВД точно не появится.
Александр Шварев. Статья. Чисто женский коллектив. Время новостей, № 231.

У Следственного комитета кадровые проблемы
Волна структурных и кадровых реформ, захлестнувшая с весны МВД и всю правоохранительную систему в целом, отодвинула на второй план результаты непосредственной работы милицейских служб. В тени оказался и "ударный" кулак министерства -- Следственный комитет (СК), до недавнего времени регулярно будораживший чиновников и публику громкими расследованиями. Как эта служба переживает намеченные политиками изменения и как к ним относится, корреспонденту газеты "Время новостей" Александру ШВАРЕВУ рассказал первый замначальника СК при МВД генерал-майор юстиции Михаил ЗОТОВ.
-- В последнее время активно обсуждается создание единого независимого следственного органа -- Федеральной службы расследований (ФСР). Появлялась информация, что будто уже готов и проект указа. Что вы думаете по этому поводу?
-- Идея ФСР достаточно прогрессивна. Она поддерживается сотрудниками следственного аппарата, законодателями и администрацией президента. Но для ее осуществления нужны значительные материальные средства, серьезная нормативная база, нужна практика использования нового УПК. Надо посмотреть, как он будет работать, какие будут трудности, и только после этого браться за создание ФСР. Совмещать же решение двух таких важных задач, как "обкатка" нового кодекса и организация ФСР, практически невозможно. Поэтому, я думаю, в ближайший год ФСР точно не появится.
-- Как сказалась реформа МВД на его следственном аппарате?
-- Следствие -- достаточно устоявшаяся, консервативная структура, и изменения затронули его по минимуму. У нас частично изменена следственная часть -- два отдела, занимавшиеся преступлениями экономической направленности и дублировавшие друг друга, превратились в один крупный отдел. Взаимодействие же с другими службами МВД, ФСБ и ФСНП осталось прежним.
-- Каковы отношения СК и Генпрокуратуры?
-- В Генпрокуратуре произошли свои изменения. Так, управление Генпрокуратуры, взаимодействовавшее со Следственным комитетом, возглавил новый, опытный прокурор. У нас были с ним рабочие встречи, есть контакты по определенным уголовным делам. В СК приезжал также первый замгенпрокурора Юрий Бирюков. С ним было достигнуто полное взаимопонимание по поводу задач, стоящих перед Следственным комитетом и Генпрокуратурой.
-- Ваше мнение по поводу создания комитета по финансовому мониторингу?
-- Безусловно, мы будем с ним работать и использовать его данные. КФМ, работая при Минфине, будет иметь больше возможностей в плане получения банковской информации, различных счетов.
-- Как идет расследование крупных финансовых преступлений?
-- Из общего числа дел, находящихся в производстве следственной части СК, 70% -- финансовой направленности, и здесь ничего не изменилось. Так, сейчас у нас в производстве находится колоссальное дело о растрате госимущества руководителями СП "Рыбкомфлот". В результате их действий "налево" ушло огромное количество кораблей. Есть большое дело о хищениях топлива Госрезерва, о хищении денег Средне-Волжского территориального управления "Росрезерва", дело о контрабанде более 300 автомобилей из США и Германии. Продолжается работа на АвтоВАЗе.
-- Предприятия ТЭК в этих расследованиях фигурируют?
-- Есть у нас дело по Восточной нефтяной компании -- оно связано с переходом собственности, с векселями, есть дело о хищении денег "Черногорнефти" путем мошенничества. Закончили мы следствие по трем ГРЭС -- Череповецкой, Костромской и Рязанской. Там идет речь о хищениях на сумму свыше 1 трлн "старых" рублей.
-- Есть ли какие-то расследования, касающиеся Чечни?
-- По Чечне дел хватает: о хищениях гуманитарной помощи, по аферам с жилищными сертификатами, по газовой отрасли. Начато следствие по факту хищений денег, выделенных компании "Чечентрансгаз". Сейчас идут ревизии, изымаются сотни документов, и пока о чем-то конкретном говорить нельзя.
-- Часто правоохранительные органы объявляют о возбуждении громких дел, но многие из них разваливаются еще до суда. Есть ли крупные расследования, которые уже переданы в суды?
-- Да, таких дел много. В суд передано, в частности, дело о хищении средств, выделенных из бюджета под программу "Росинсулин". Закончено расследование так называемого дела Загребельного -- о хищении 2,9 млрд рублей, 900 тыс. долл. и покушении на хищение 425 млн долл., 80 млрд рублей. Эти деньги принадлежали компании "Роснефтеимпэкс", а само дело насчитывает 70 томов. Передано в суд дело братьев Харитоновых, незаконно доставивших из Чехии в Россию десятки тысяч контрафактных компакт-дисков, дело о контрабанде гражданами Бельгии 10 тысяч алмазов стоимостью свыше 3 млн долларов. Два дела в отношении лиц, работавших в КБ АСТ (эта организация владеет сетью московских рынков), -- они сверх договора вымогали у арендаторов от 1 до 2,5 тыс. долл. в месяц с каждого. Закончено дело в отношении декана госуниверситета по землеустройству, получившего взятку.
-- Какие сейчас основные проблемы СК?
-- Главная -- текучесть кадров. За 9 месяцев 2001 г. от нас уволились 6 тысяч человек, а обычно за год уходит 4 тысячи. Сотрудники не удовлетворены зарплатой, условиями работы. Растет доля женщин в следствии -- есть регионы (Кемеровская область, Красноярский край), где они составляют 73--76% от общего числа сотрудников. Я не хочу сказать, что это плохо, но все же женщинам в нашей системе работать сложнее, чем мужчинам. К примеру, 10--15 лет назад доля женщин в следствии была не больше 10--12%.