О грядущих изменениях в работе Генпрокуратуры и о своем отношении к судебной реформе рассказал корреспонденту газеты "Время новостей" генеральный прокурор России Владимир Устинов. По его словам, сейчас рассматривается вопрос о возможном сокращении части городских прокуратур, а также ликвидации окружных прокуратур в Москве.
Александр Шварев. Статья. Здесь сократим, а там нарастим. Время новостей, № 194.

О грядущих изменениях в работе Генпрокуратуры и о своем отношении к судебной реформе рассказал корреспонденту газеты "Время новостей" генеральный прокурор России Владимир Устинов. По его словам, сейчас рассматривается вопрос о возможном сокращении части городских прокуратур, а также ликвидации окружных прокуратур в Москве.
Как считает генпрокурор, изменения в системе прокуратуры будут идти по мере того, как будет меняться судебная система и Уголовно-процессуальный кодекс. "Я могу соглашаться или не соглашаться с тем или иным видом этих реформ, пока они готовятся. После принятия я должен сделать выбор: либо как руководитель взять под козырек и исполнять новое законодательство, либо в силу своих убеждений уйти в отставку. Хотя сейчас так вопрос не стоит".
Касаясь же непосредственно структурных изменений в прокурорской системе, г-н Устинов сказал, что пока ликвидированы за ненадобностью транспортные прокуратуры, действующие на правах областных, как "дублирующее, никому не нужное звено". Реорганизованы и подразделения так называемого второго главка (спецпрокуратуры), обслуживающие закрытые предприятия и города. Однако на этом реформа прокуратуры не закончится. "Мы сейчас решаем, есть ли необходимость в городских прокуратурах в тех городах, где нет горсудов. А таких областных центров очень много. Поэтому там можно ликвидировать аппарат горпрокуратур и усилить районное звено, в том числе в плане поддержания обвинения в уголовных и гражданских делах. Правда, надо учитывать, что во всех городах есть городские управления внутренних дел, и за ними обязательно надо надзирать. В случае ликвидации горпрокуратур для таких функций можно использовать областные прокуратуры". Возможно, будут упразднены в столице окружные прокуратуры. "Сейчас решается вопрос, насколько эффективно это промежуточное звено. Мы не можем ликвидировать в Москве городскую прокуратуру или районные подразделения, а вот окружные надо посмотреть: либо реорганизовать, либо сократить".
По словам г-на Устинова, многие направления работы прокуратуры требуют серьезного изменения. "Сейчас мы готовим людей, способных улучшить качество контроля над следствием в органах МВД, ФСБ, налоговой полиции. Многочисленные жалобы свидетельствуют, что наш контроль еще недостаточен, что бардака и нарушений законности в ходе предварительного следствия много. И поэтому нам надо наращивать этот участок работы".
Генпрокурор недоволен еще и тем, как работают подразделения, надзирающие за местами лишения свободы. "Посмотрите, что сейчас происходит в тюрьмах и изоляторах. В Пермской колонии, например, вообще творился форменный беспредел. А узнали мы об этом только из СМИ. Почему это произошло? Ведь в каждом регионе есть прокурор по надзору за местами лишения свободы. Как он не увидел этого безобразия? Или он уже свыкся с этим, сросся с руководством ИТУ? Я послал туда начальника управления Генпрокуратуры, и по всем фактам было возбуждено уголовное дело. Этот участок работы нам, конечно, надо поднимать". Таких проблем, заметил г-н Устинов, много. Например, сейчас на все вооруженные силы, внутренние и железнодорожные войска приходится всего 3 тыс. 600 работников прокуратуры (полтора полка). "Представляете, какой у них объем работы. В гарнизонах нет милиции, поэтому прокурор там и участковый, и следователь, и надзиратель за командованием", -- сказал генпрокурор.
Не исключено, что изменения ждут и центральный аппарат Генпрокуратуры. Его сотрудники могут быть отправлены в другие регионы, чтобы там улучшать работу. "Резервов у нас много: часть подразделений надо разумно сократить, работу других наращивать. Правда, наращивать придется за счет большей интенсивности деятельности сотрудников, уплотнения их рабочего дня, поскольку количество служащих нам никто не увеличит, и мы это прекрасно понимаем", -- говорит Владимир Устинов.