Судьи-бракоделы спокойно и без сожаления продолжают свое дело...
Зоя Светова. Статья. Ошибка или преступление? Новые Известия, № 212.

"Я не могу вынести оправдательный приговор... не могу, никак не могу". Так, вероятно, решил судья Гагаринского суда Москвы Андрей Зубарев. Подобное решение красноречиво показывает всю беспомощность рядового судьи, чей профессионализм входит в противоречие с ложно понятой корпоративной солидарностью. А это, согласитесь, "диагноз" для юриста, который после такого приговора продолжает считать себя истинным служителем Фемиды. На прошлой неделе Андрей Зубарев рассматривал дело Анатолия Иванова. "Новые Известия" писали об истории этого 24-летнего молодого человека в статье "Без вины виновный" в номере от 13 ноября. В 1999 году он получил 2 года по статье 222, части 1 ("приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия").
Первый приговор был отменен Мосгорсудом, и дело слушалось повторно. Я присутствовала на одном из судебных заседаний и могу свидетельствовать о том, что адвокат Александр Козлов не оставил камня на камне от обвинительного заключения. Он доказал, что сторона обвинения не представила никаких фактов, свидетельствующих о том, что Иванов умышленно хранил при себе оружие. Нигде в деле нет доказательств того, что при задержании в супермаркете у него был пистолет-пулемет. Сам Иванов говорит о том, что при входе в магазин из любопытства поднял пакет, но когда увидел, что в нем магазин с патронами, бросил его в урну.
Обвинительное заключение, как и повторный приговор, строится исключительно на показаниях сотрудников ОВД "Обручевский", задержавших Иванова. И все-таки чем можно объяснить вопиющую невнимательность судьи Зубарева? Почему он не дал правовую оценку противоречивости показаний милиционеров? Так, например, на стадии следствия они говорили, что задержали подсудимого по делу об убийстве гражданина Рунцова в соответствии с полученной ими оперативной информацией. Но на предыдущем судебном заседании они неожиданно изменили показания, сообщив, что задержали Иванова из-за того, что он причастен к торговле оружием.
Отмахнулся судья Зубарев и от показаний подсудимого об избиении во время задержания, хотя в деле имеются справки из травмпункта. Не заинтересовал его и рассказ о том, как сотрудники милиции положили Иванову пистолет-пулемет под куртку в машине по дороге в ОВД "Обручевский". Я слышала, как администратор супермаркета Снетков уверенно говорил, что если бы оружие с патронами весом 6 килограммов находилось под курткой Иванова, то работники службы безопасности не пустили бы его в супермаркет. Обратил он внимание и на "жесткое" задержание подсудимого. Очевидно, что пистолет-пулемет должен был бы выпасть из-под куртки. Судья Зубарев проигнорировал эти показания. Не захотел он выяснить, действительно ли понятые, присутствующие при изъятии оружии у Иванова, были сотрудниками службы безопасности, подчиненной ОВД "Обручевский". Об этом говорили и адвокат, и подсудимый.
В первых строчках приговора обращает на себя внимание странная формулировка: "...Иванов А.А., действуя умышленно, незаконно, путем присвоения найденного, приобрел огнестрельное оружие..." Хочется спросить, уважаемый судья, а не проговорились ли вы? Может быть, вы все-таки поняли, что Иванов оружие нашел? Только о том, что он его выбросил в урну, решили не вспоминать. Иначе пришлось бы выносить оправдательный приговор. А это значит, "подставить" своего коллегу, судью Велиева, осудившего Иванова в первый раз на два года лишения свободы. Не зря этот служитель Фемиды бегал по суду, размахивая газетой "Новые Известия" от 12 ноября. Увы, для Андрея Зубарева оказалось проще поступиться профессиональными принципами, чем обидеть коллегу.
Повторный приговор Анатолию Иванову: два года условно. Казалось бы, на этом можно поставить точку. А как быть с судимостью невиновного человека и как быть с теми сотрудниками милиции и следствия, которые непонятно по какой причине сфабриковали дело? Нам твердят об успешной судебной реформе, проводимой под предводительством президентской администрации. Что она принесет простым людям, попадающим в жернова инквизиционной модели российского правосудия? Получается, что реформа сама по себе, а жизнь и судебная практика сама по себе.
Возмущаются адвокаты, вышестоящие судебные инстанции отменяют бездоказательные приговоры. А судьи-бракоделы спокойно и без сожаления продолжают свое дело. Почему бездействует квалификационная коллегия судей?