А милиционер, обнаруживший незаконное строительство, уволен из органов.
Ксения Веретенникова. Статья. Избушка на курьих ножках. Время МН, № 104, 21 июня 2001 г.

Участковый инспектор Алексей Воронков поставил своеобразный рекорд. В его судебном иске к УВД Северо-Западного округа целых 15 требований. Тут и возмещение долга по зарплате (миллион рублей), и компенсация морального вреда (миллион долларов). Но главное, чего жаждет милиционер, - восстановление его на службе в органах внутренних дел.
За пятнадцать лет безупречной службы кадровый офицер Алексей Воронков и в дурном сне не мог представить, что именно добросовестное отношение к работе лишит его и самой службы, и средств к существованию. Он всегда знал, что живет пусть скромно, но честно. Только так и правильно жить. На скромную милицейскую зарплату умудрялся содержать жену и дочь - инвалида II группы. За хорошую работу получил квартиру. А в последние годы и вовсе работал за троих: вместо одного участка инспектировал три. За одну зарплату.
В сентябре 1997 года, обходя с дозором один из вверенных его бдительности участков, Воронков обнаружил незаконное строительство. Миленькое двухэтажное здание быстро возводилось на территории завода "Энергоприбор". Как выяснилось, в новостройке планировала обосноваться фирма-арендатор "Фар Борс", торгующая стройматериалами. Позже инспектор получил справку из налоговой полиции, что на тот момент фирма вообще не была зарегистрирована, а работала "в тени". Ответы на запросы Воронкова в архитектурно-планировочное управление округа, бюро технической инвентаризации, Москомзем, Москомимущества подтвердили, что дом строится на курьих ножках. То есть на птичьих правах. Никакие документы на землю и проект здания не оформлялись. Кроме того, все десять корпусов завода якобы сдавались в аренду коммерческим фирмам. А налоги с этих доходов в бюджет не поступали. Было что-то такое, что позволяло "Энергоприбору" вести себя чуть ли не демонстративно в своем пренебрежении к закону. Потом Воронков выяснил, что именно. Громкое имя учредителя - Москомимущество.
Тут Воронкову бы и спросить себя, зачем ему лично все это нужно. Однако он упрямо продолжал оставаться добросовестным стражем закона, а потому зачастил на сомнительное предприятие с целью проверки настороживших милиционера фактов. Осуществить какую-либо инспекцию ему так и не удалось. Сначала руководители завода и фирмы "Фар Борс" просто отказывались общаться с участковым. Потом, утомленный настойчивостью мента, директор фирмы Середин все же согласился на встречу. Разрешение на строительство он, естественно, не показал. Тогда Воронков вызвал наряд милиции. При этом он был вежлив и никого не бил. Потом это заключит Хорошевская прокуратура в постановлении об отказе в возбуждении против Воронкова уголовного дела.
Легко поставив "зарвавшегося" участкового на место, администрация завода сочла победу неубедительной и объявила ему настоящую вендетту. Жалобы в УВД Северо-Западного округа, где служил Алексей Воронков, на незаконное задержание им Середина сопровождались жуткой подробностью: милиционер ругался матом! С тем же завод обратился и в прокуратуру, но там действия участкового сочли законными и уместными.
Начальник УВД Виктор Швидкин даже не проверил мой рапорт о незаконном строительстве, - рассказывает Воронков. - Он сразу встал на сторону администрации завода. Но этот факт прокуратура и МВД расследовать отказываются до настоящего времени.
А генерал первым делом приказал руководству РОВД "Хорошево-Мневники" провести служебную проверку по действиям участкового инспектора. Проверку провели, и признали все правомерным. Казалось бы, вздохнуть спокойно да порадоваться профессионализму подчиненного. Однако генерал Швидкин не вздохнул и не порадовался, напротив...
Вскоре Воронков был предупрежден о "неполном служебном соответствии". Это словосочетание возникло после проверки внутреннего порядка уже в ОВД "Хорошево-Мневники", организованной по приказу Швидкина. Ревизоры обнаружили ерундовые нарушения - пустые бутылки и плакаты "эротического содержания" в здании.
А потом грянула аттестация. И не одна, а целых три подряд, которые провели без необходимого в таких случаях приказа по УВД. И вот в январе 1998 года УВД уволило неугодного сотрудника за "служебное несоответствие". Вот ведь как героически искали признаки несоответствия, а все-таки не нашли. Пришлось поставить ему в вину общую оценку "мало работал". Хотя у Воронкова сохранились графики работы, где отмечены все выходные, праздники, сверхурочные, когда инспектор добросовестно нес службу. Отправляя Воронкова в отставку, округ не выплатил ему ни зарплату, ни денежное довольствие, ни вознаграждение по итогам года. Процесс увольнения, кстати, тянулся еще с осени. Дело дошло до смешного: во время операции "Вихрь" милиционер сопровождал задержанных без табельного оружия и удостоверения, поскольку все это отобрали заранее. Участковые инспектора совсем не защищены законом, - делится адвокат Воронкова Татьяна Кофанова. - Нет четких критериев оценки их работы, все отдается на откуп начальству. В этом плане история Воронкова иллюстрирует общее положение дел.
Но даже увольнения моим гонителям показалось мало. Они сфабриковали на меня уголовное дело за мнимое избиение подследственного, - говорит Воронков. - Я получил три года условно.
Да неужели простой участковый милиционер так досадил сильным мира сего, что они и вправду объявили вендетту? В общем, да. И не просто досадил, а продолжал досаждать все время, несмотря на происходившие с ним неприятности. Исключительно из любви к порядку Алексей Воронков не оставлял в покое злополучное здание. Он обращал на него внимание прокуратуры, мэрии, Московской городской думы. Объединение административно-технических инспекций правительства Москвы наконец рассмотрело жалобу теперь уже бывшего милиционера (спустя два года!). Здание признано "незаконно построенным" и выдало предписание о его демонтаже. До первого мая... позапрошлого года.
Год назад откликнулась и Хорошевская прокуратура - в отношении завода было возбуждено всего лишь дело об административном правонарушении по статье 11 московского закона "О штрафных санкциях за правонарушения в сфере благоустройства города". Воронков вот уже три с половиной года судится с УВД округа за восстановление на службе. Недавно Хорошевский суд в очередной раз ему в этом отказал. Воронков намерен обжаловать это решение в Мосгорсуде - уже во второй раз.