"Бутырку" не сильно, но лихорадит от политики "новой метлы".
Евгения Рубцова. Статья. В "Бутырке" опять неспокойно. Новые Известия, № 195.

Скоро исполнится месяц, как в московском следственном изоляторе № 2, или, проще говоря, "Бутырке" появился новый начальник. На смену Рафику Ибрагимову из Саратовской области прибыл покорять московских зеков полковник Владимир Ступин. Наведение порядка путем закручивания гаек пока привело лишь к волнениям среди заключенных.
Известно, что после побега 5 сентября, когда трое заключенных, якобы что-то проломив и где-то прокопав, покинули негостеприимное заведение, Главное управление исполнения наказаний начало проверять сотрудников СИЗО на их возможную причастность к организации побега. Тогда, даже пропустив охрану через детектор лжи, проверяющие ничего подозрительного не обнаружили. Когда же 1 октября заключенный Виноградов просто вышел через КПП "Бутырки" и скрылся в неизвестном направлении, верховному тюремному начальству пришлось искать "крайнего". Две недели назад на пресс-конференции замначальник ГУИН Минюста РФ Олег Филимонов открыто обвинил сотрудников "Бутырки" в организации громких побегов заключенных. "Как ни печально это признавать, - заявил он, - но налицо ненадлежащее исполнение сотрудниками своих обязанностей, халатность, неграмотность и предательство своей работы".
Первым за халатное предательство поплатился начальник СИЗО. Рафик Абдурашитович Ибрагимов и сам подавал в отставку раз двенадцать за последние полгода. Но каждый раз до недавнего времени его рапорты оставались без удовлетворения. Тогда главный бутырский тюремщик сам себе устраивал временную отставку - попросту ненадолго уходил в очередной отпуск. После дерзкого побега-ухода Виноградова отпуск Ибрагимова растянулся на неизвестный срок. На ответственном посту его заменил Владимир Ступин, проработавший до этого 7 лет начальником Балашовской тюрьмы.
Чем же так приглянулся московскому начальству сорокапятилетний полковник с волжских просторов? Как выяснилось, Владимир Ступин отличился еще в 1991 году, когда был командирован в Москву охранять в "Матросской тишине" гэкачепистов. Плюс к этому нынешний замминиетра юстиции Юрий Калинин когда-то работал начальником УИН по Саратовской области. Со Ступиным, говорят, был в приятельских отношениях, поэтому при случае и словечко замолвил. Вообще полковник Ступин был у саратовского тюремного начальства на хорошем счету Шутка ли - держать в ежовых рукавицах "крытку", где отбывают длительные сроки отъявленные рецидивисты. Но, как говорится, что для тюремщиков хорошо, то для арестантов не очень.
С первого дня своего пребывания на ответственной должности Владимир Ступин начал вводить в "Бутырке" свои порядки. Как его предшественник, собственноручно заключенных "воспитывать" не стал, а просто наводнил изолятор "масками". Заключенных перетасовали, как колоду карт, рассадили всех по другим камерам. По информации, некоторых "авторитетов" даже перевели в другое изоляторы столицы, видимо, чтобы смуту не наводили.
Как рассказывают обитатели "Бутырки" своим адвокатам, с приходом Ступина такие мероприятия, как прогулка или помывка, проводятся только целыми камерами. Если кто-то отказывается, то вся камера лишается удовольствия побродить часок по кругу во внутреннем дворике или помыться в бане.
Известно, что через несколько дней после показательной работы Владимира Ступина 12 и 13 октября вся "Бутырка" в знак протеста объявила голодовку. Передавая слова своего клиента, общественный защитник правозащитной организации "Законность и справедливость" Марина Юдкина рассказала, что новое руководство было несколько напугано таким актом неповиновения.
Ступин чуть не лично ходил по камерам со словами:
"Давайте жить дружно". Но как только голодовка была снята, обыски, а порой и избиения продолжились с удвоенной силой. Правда, как говорят заключенные, в рационе время от времени стали появляться куриные окорочка с картошкой. Однако арестанты не склонны за это благодарить нового начальника. Скорее всего, кто-то из освободившихся прислал гуманитарную помощь.
Что ищут и за что бьют? Оказывается, охрана пытается в основном найти и конфисковать сотовые телефоны, которые сами же охранники когда-то и передавали в камеры. Пока войну нового начальства с мобильной связью можно охарактеризовать только как борьбу с ветряными мельницами. Во-первых, арестанты научились искусно прятать вещи, "запрещенные к обороту".
А во-вторых, проблема не столько с заключенными, сколько с самими сотрудниками изолятора. Они, как известно, сплошь командированные из регионов. Живут прямо на территории "Бутырки", но очень хотят красивой жизни за ее пределами. Официальной зарплаты не хватает. Поэтому зарабатывают на заключенных, как могут.
На все услуги установлены свои тарифы, которые, кстати, значительно повысились с приходом нового начальства. Передать в камеру SIM-карту для сотового телефона теперь стоит 3500 рублей против прежних 1500. Бутылка водки в зависимости от дня недели и праздничности даты стоит от 300 до 700 рублей, а наркотики в зажигалке - соответственно от 1000 до 2000. Существует такса откупа от обысков. Достаточно каждому заключенному заплатить 100 рублей в неделю каждой смене охранников, чтобы камеру не осматривали.
Мэр Москвы Юрий Лужков после побегов пообещал оказать помощь гуиновцам. Для него, видимо, стало откровением, что тюремщики в его вотчине мало получают. Последовало обещание изыскать средства, чтобы выплачивать им мэрскую надбавку к жалованью. Пока этого не произошло. Зато в другом Юрий Михайлович слово сдержал. Начался ремонт обветшалого изолятора № 2. Заключенных, естественно, никто не отселял. Если считать, что даже ремонт квартиры - это сущий ад для ее жильцов, то стоит представить ситуацию в СИЗО. Плюс из-за ремонта отменили все свидания с родственниками, что не может не вызывать недовольства заключенных. Адвокатов и общественных защитников, правда, пока пускают.
Словом, "Бутырку" не сильно, но лихорадит от политики "новой метлы". Видимо, главным образом потому, что ни новое начальство, ни арестанты не знают, чего ждать друг от друга. Но при относительном затишье не исключена новая буря.