На днях будет внесен на рассмотрение в Мосгордуму законопроект "Об общественных пунктах охраны порядка".

Время МН, № 197. Армен Уриханян. Статья. Где кричат: "Помогите"!

Еще до злополучного теракта на улице Мельникова столичный законодатель подготовил проект закона "Об общественных пунктах охраны порядка", который на днях будет внесен на рассмотрение Мосгордумы.

Тревожная ситуация, связанная с захватом заложников в Москве, явилась очередным импульсом для пробуждения гражданской бдительности добропорядочных россиян.

Это обстоятельство, скорее всего, поспособствует принятию московским парламентом названного документа. Действительно, каждый раз трагические события заставляют людей по-новому взглянуть на окружающий мир со всеми его опасностями. Кроме того, давно ясно, что даже если вдруг милиция поголовно станет работать добросовестно, то усилиями теперешнего кадрового состава с существующим материально-техническим обеспечением невозможно одолеть преступность. Нужна повсеместная помощь обычных граждан, всего общества.

Но каким образом можно достичь эффективного взаимодействия правоохранительных органов и населения? Как заставить по-настоящему дружить две стороны?

"Под общественной безопасностью мы не подразумеваем действия милиции. 15-20% населения составляют активные люди, готовые не только защитить самих себя, но и потратить дополнительное время на общественную безопасность. Кстати, в советское время эти люди очень активно использовались. Это и система агентурной сети правоохранительных структур. Это просто активисты, дворники. Кто был проинформирован, тот и побеждал. А у нас получилась огромная пропасть между государством и населением", - говорит "Времени МН" заместитель председателя Мосгордумы Олег Бочаров - автор законопроекта.

Обеспечение порядка у нас традиционно возлагается на институт участковых уполномоченных милиции. Для непосредственного контакта с населением придумали опорные пункты. Но в том-то и дело, что раньше над ними осуществлялось шефство. То есть закреплялись крупные предприятия, способные поддержать материально, а главное, благодаря усилиям парткома, "обеспокоенных" состоянием общественного порядка "добровольцев-активистов". Сейчас и в помине нет таких спонсоров. А ведь сегодня опорных пунктов по Москве 612.

Согласно законопроекту, на базе уже имеющихся опорных пунктов территориальных ОВД будут создаваться новые. Членами общественного пункта охраны порядка (ОПОП) могут стать представители госорганов и рядовые жители столицы. Деятельностью каждого ОПОП будет руководить совет, состав которого формируется по представлению главы управы и утверждается префектом на два года. Председатели советов назначаются префектом и могут получать зарплату. А старшие участковые уполномоченные могут входить в состав ОПОП на правах заместителя по должности.

"Опорные пункты работают с разной степенью эффективности, в зависимости от того, какой участковый попался. Если участковый работает, если берет на себя функции государственного посредника, он становится чуть ли не самым близким человеком всему кварталу. Кроме того, у нас появляется местное самоуправление со своей функцией обеспечения общественной безопасности. Существуют общественные, полуобщественные охранные организации, когда люди охраняют свои машины, свои подъезды. Платят кому-то внутри. Таким образом, опорный пункт становится площадкой, на которой связывается государственный уровень с местным. Сюда придут неравнодушные люди, сформированные в добровольные дружины, общественные организации, получившие заказ от местной власти на обеспечение порядка", - считает депутат Бочаров.

Впрочем, не все настроены так же оптимистично.

Начальник ООДУУМ (проще говоря, шеф всех участковых района) ОВД "Печатники" Николай Грызов три года назад в день взрыва жилого дома на Гурьянова был ответственным по ОВД. По его словам, в те дни активность жителей по участию в охране домов невероятно возросла. Но со временем возбуждение прошло, а вместе с ним и активность. Начальство сверху продолжает требовать от участковых ежедневные письменные рапорты о проверке чердаков, подвалов, о проводящихся ремонтных работах. Непонятно, когда успевать общаться с людьми, а когда расписывать бесконечную отчетность? Майору милиции Грызову еще повезло, у него полный штат - 23 участковых. У других укомплектованность бывает около половины. Только вот самая высокая текучесть кадров в органах именно здесь - среди участковых. А основное пополнение происходит за счет выпускников колледжей, дающих среднеюридическое образование. Интересно, кто-нибудь может представить себе 19-летнего парнишку в роли участкового милиционера, обслуживающего 3-4 тысячи жителей и получающего за это зарплату меньше 4000 рублей? Смешно, но выходит - рубль за клиента! На мой вопрос, насколько реально организовать охрану домов силами самих жителей, майор Грызов привел свою статистику: лишь каждый десятый из уже избранных старших по дому или подъезду проявляет желание содействовать работе органов.

Олег Бочаров уверен: "Нельзя винить участкового в том, что он желает более спокойной жизни. Через закон мы предлагаем некую форму общественного контроля. Это и контроль для самого общества. Ведь когда на крик "Помогите!" люди разбегаются или задергивают шторы, это вина не милиции, а наша".