Верховный суд России признал право участковых собирать данные о жильцах своего участка: об их судимостях, месте работы, наличии автомобиля и домашних животных и пр. Председатель президиума Московской городской коллегии адвокатов Генри Резник пояснил “Газете.Ru”, почему он согласен с мнением Верховного суда.

Газета.Ру, 31 марта. Елена Вранцева. Статья. Генри Резник: “Ситуация представляется немного шизофреничной”.

Верховный суд России признал право участковых собирать данные о жильцах своего участка: об их судимостях, месте работы, наличии автомобиля и домашних животных и пр. Председатель президиума Московской городской коллегии адвокатов Генри Резник пояснил “Газете.Ru”, почему он согласен с мнением Верховного суда.

– Насколько правомочен сбор информации подобного рода?

– Строго говоря, о правовой норме можно говорить, когда право одного субъекта соответствует обязанности другого субъекта. Это должно подкрепляться определенными санкциями. Но ведь в данном случае, во-первых, если жилец такие данные не предоставляет, это его добрая воля. Во-вторых, известно, что собираются определенные данные в рамках оперативной, разыскной работы. Это обставляется определенными ограничениями. Но ведь паспортные данные, данные о судимостях, месте работы и домашних животных не относятся к личной тайне. Что касается нахождения на медучете, в принципе, гражданин может ставить вопрос, что это относится к его тайне. На самом деле для своей работы участковый должен интересоваться, кто живет, с кем живет. Вот только проблематично с тем, как живет…

– Но ведь полученные данные можно использовать в незаконных или коммерческих целях?

Любые данные можно так использовать. Скажем, следователь получает данные на допросе в соответствии с законом. Он тоже может злоупотребить. Ни в одной норме нет гарантии от злоупотреблений. Данные собирают очень многие учреждения и, бывает, раскрывают тайны. Здесь неприкосновенность жилища и частной жизни человека, конечно же, не нарушаются. К тому же не все сведения относятся к частной жизни. Скажем, живет человек без регистрации или с регистрацией – это не относится к сведениям частной жизни, в которые никому нельзя вторгаться. Не все сведения подпадают под понятие “тайны”.

– Ну, а данные о наличии дорогого автомобиля?

– Эти данные участковый инспектор получит не от гражданина. Есть же регистрация транспортных средств и их владельцев.

– Действительно ли законно получать данные обо мне агентурными путями, у соседей, если я сама не хочу разговаривать с участковым?

– Агентурная, разыскная работа регулируется другими нормами, и здесь есть определенные ограничения. Есть данные, которые составляют определенную тайну, но они могут собираться при возбуждении уголовного дела. Участковый вообще-то должен знать всех, кто проживает на его участке. Это обязанность участкового. Данные, о которых вы говорите, есть в паспортных отделах, у граждан на работе.

Я только не понимаю, почему все эти сведения необходимо собирать такими путями, когда в ведомстве участкового все они есть. Это полный абсурд, если участковый собирает подобные данные, проводя подворный обход. Эта ситуация мне представляется немного шизофреничной.

Что касается кошек и собак, то данные о них, наверное, направлены на какие-то предупреждения. Вот как раз подошла крупный специалист-собачница, друг животных адвокат Полина Федоровна Жук. Полина Федоровна, законно ли, когда участковый спрашивает граждан о наличии у них собак? Адвокат Жук говорит, что участковый может интересоваться насчет кошек и собак, если поступает жалоба или сигнал о неправильном поведении их хозяина. Я получил очень важное разъяснение – собака при этом в отличие от своего хозяина всегда правильно себя ведет.