Мособлсуд приступил 5 марта к рассмотрению уголовного дела в отношении организаторов движения ПОРТОС Юрия Давыдова и Евгения Привалова. Их обвиняют в создании незаконного вооруженного формирования, насильственном удержании и истязаниях несовершеннолетних.

Газета, № 38. Юлия Михайлина. Статья. “Он запрещал мне убивать тараканов”.

Московский областной суд приступил вчера к рассмотрению уголовного дела в отношении организаторов движения ПОРТОС Юрия Давыдова и Евгения Привалова. Их обвиняют в создании незаконного вооруженного формирования, насильственном удержании несовершеннолетних и истязаниях. 24 июля 2002 года Мособлсуд уже приговорил двух других участниц ПОРТОСа - Ирину Дергузову и Татьяну Ломакину - к восьми и шести годам лишения свободы соответственно. Разбирательство же по делу Давыдова и Привалова было отложено в связи с проведением доследования и признанием обоих невменяемыми.

Процесс по делу Давыдова и Привалова, начавшийся вчера в Мособлсуде, формально является повторным, так как их уголовное дело находилось на доследовании, после того как оба обвиняемых были признаны невменяемыми. По этой причине их дело, в отличие от Дергузовой и Ломакиной, слушается не судом присяжных, а судьей и народными заседателями.

Первое заседание суда началось с заявления ходатайств адвокатами. Они попросили вести слушания с участием их подзащитных, упомянув о том, что в ходе суда заключение психиатров о невменяемости будет обжаловано. Как позже рассказал ГАЗЕТЕ один из адвокатов Андрей Муратов, защитники уже однажды пытались обжаловать заключение врачей, но пока безрезультатно. Тем не менее, по словам Муратова, независимые эксперты не считают создание “теории общественного счастья” признаком шизофрении. Гособвинитель не возражала против присутствия Привалова и Давыдова, но при условии, что вместе с заключенными в зале будут находиться и психиатры. Зато категорически против была мать Привалова (она помимо прочего взяла на себя функцию общественного защитника сына). “Я не смогу видеть своего сына за решеткой, - неожиданно заплакала Привалова. - Я считаю, что у него действительно шизофрения, иначе бы он не попал в такую ситуацию”. Судья смутилась, но ходатайство отклонила до тех пор, пока психиатры не расскажут суду, в каком сейчас состоянии находятся обвиняемые и могут ли они принимать участие в процессе.

После этого прокурор зачитала обвинительное заключение. В нем сочинение стихов и ведение дневника было названо “абсурдным требованием”, а порка - “физическим наказанием, унижающим человеческое достоинство”.

Затем суд заслушал свидетельские показания матери Евгения Привалова. По ее словам, он был “умным, интеллигентным и миролюбивым мальчиком”. В качестве примера миролюбивости мать вспомнила случай из детства Евгения, когда тот запретил ей убивать тараканов. Впрочем, по словам Приваловой, ее сын всегда был чересчур задумчивым и легко попадал под чужое влияние. “Если бы Женя не попал под чужое влияние и в эту организацию, - сокрушалась мать, - он давным-давно стал бы рентабельным человеком и миллионером. Я считаю, что он не преступник, а жертва”.

После выступления Приваловой гособвинитель зачитала отрывки из трехтомного уголовного дела, и судья объявила перерыв до следующего дня.

Как полагают адвокаты, процесс по делу основателей ПОРТОСа продлится не менее трех месяцев. Однако, как заранее сообщила судья Светлана Старцева, после того как к процессу подключатся обвиняемые и врачи, он будет объявлен закрытым, 'потому что психическое здоровье - не повод для печати в прессе'.

СПРАВКА

Поэтизированное объединение разработки теории общественного счастья (ПОРТОС) имени офицера группы “Альфа” Геннадия Сергеева появилось в 1993 году. Согласно уставу организации, ее участники не должны пить, курить, ругаться матом. Вместо этого им полагалось писать стихи, вести дневник и работать во благо общества в целом и ПОРТОСа в частности. Однако, как сказано в материалах уголовного дела создателей объединения Давыдова и Привалова, “используя ранее существовавшую теорию общественного счастья, обвиняемые привнесли в нее элементы насилия и человеконенавистничества”. Кроме воспитания чувства прекрасного, организация занималась и предпринимательской деятельностью: при ПОРТОСе была создана 'Организация помощи инвалидам, ветеранам и пенсионерам' - им развозили продукты бесплатно или по сниженным ценам. Весной прошлого года в подмосковном селе Машково (там 'портосовцы' арендовали склады у завода “Салют”) люберецкий УБОП арестовал четырех активистов - Давыдова, Привалова, Ломакину и Дергузову. Всем им предъявили обвинение по нескольким статьям УК: организация вооруженного формирования или участие в нем, организация объединения, посягающего на личность и права граждан, истязание несовершеннолетних и угроза убийством. В основу обвинения легли показания подростков Николая Акимова, Владимира Хакимова, Дмитрия Лукьянова и Брынько, утверждавших, что их заставляли работать, били за малейшую провинность, не отпускали домой и даже запрещали писать письма родным. Когда же дело Ломакиной и Дергузовой передали в суд, все четверо подростков изменили свои показания и выступили в защиту девушек. Но несмотря на это, обеим был вынесен довольно суровый приговор.