Московские тюрьмы осматривают англичане.

Статья. Колокол.Ру, 7 июня 2002 г.

В канун новых битв вокруг законопроекта об общественном контроле за местами лишения свободы в Москву прибыла группа членов Совета визитеров Великобритании.

Вот уже сто лет эта авторитетная организация на добровольной основе осуществляет независимый контроль за содержанием заключенных и соблюдением их прав.

Поездка была организована под патронажем общественной организации «Британский Совет», занимающейся развитием международного сотрудничества.

Российским тюрьмам нужны английские садовники

Гости начали свой визит с посещения женского следственного изолятора №6. Потом поучаствовали в «круглом столе», организованном фондом «Социальное партнерство» (председатель Валерия Борщев). А затем посетили СИЗО №2 – знаменитую Бутыркy. Впереди у них посещение еще нескольких тюрем.

Галантные британцы старались не показать, какое впечатление произвела на них наша тюрьма. С невозмутимым видом они прогулялись по обшарпанным тюремным коридорам, дыхнули смрад камер, перемолвились парой словечек с заключенными. Один лишь раз нервы их чуть сдали. При посещении образцово-показательного СИЗО № 6 они наткнулись на заключенную, следствие по делу которой закончилось год назад. И теперь она ждет суда. Не такая уж редкая для нас картина. «Этот случай как раз для общественных контролеров, - сказали гости. –Надо делать скандал».

Первый шаг к общественному контролю был сделан в России чуть ли не пять лет назад. Депутат Госдумы, известный правозащитник Валерий Борщев с малочисленной группой единомышленников попытался убедить парламентариев в необходимости независимого контроля над местами лишения свободы. И это ему почти удалось. В разработке проекта закона, кстати сказать, принимали участие виднейшие юристы страны: доктор юридических наук, генерал-майор Вицин, профессор Михлин, заслуженный юрист России Пашин и председатель Независимого экспертного совета М. Полякова и др.

В ходе парламентских дебатов законопроект, конечно же, был значительно выхолощен (лоббисты силовых ведомств никак не хотели сдавать позиции), но, в конце концов, Дума приняла его во всех трех чтениях. Однако Совет Федерации наложил на закон вето. И все вернулось на круги своя…

Группа депутатов Думы уже нового созыва (Зоркальцев, Давыдов, Ковалев, Лахова, Мохачев, Чуев, Чекис, и Ярыгина), самых разных политических взглядов, попыталась вновь вернуться к принятию этого закона, считая его крайне важным для общественной безопасности страны. Ведь Россия – страна заключенных. Ее тюремное население составляет миллион человек, а за год учреждения пенитенциарной системы проходят пять миллионов. И, конечно же, для общества жизненно важно, чтобы люди, прошедшие тюремный конвейер, возвращались домой хотя бы такими, как прежде, а не хуже. Но когда в заключении грубо попираются все человеческие права, когда царит произвол и жестокость, когда заключенные заболевают тяжелыми болезнями, когда криминальный мир навязывает всем свои «понятия», успешно обучая бандитскому ремеслу, безопасность страны находится под угрозой. Тем более, что счет идет на миллионы.

Как показывает опыт развитых стран (и Великобритании в том числе), избавить от всего этого может только независимый контроль. За него и идет сражение в нашем парламенте вот уже пятый год…

Прежде чем выносить проект на обсуждение депутатов, его согласовали со всеми заинтересованными ведомствами. И ценой компромисса удалось получить одобрительные визы Минюста, МВД, Верховного суда, Генпрокуратуры.

Дольше всех упорствовало правительство в лице его вице-премьера Христенко. Потребовался почти год, чтобы переломить ситуацию: под напором правозащитных организаций правительство, наконец, смилостивилось. И дало положительный отзыв (спасибо Валентине Матвиенко). Однако до победы еще очень далеко – вокруг законопроекта предстоят еще жаркие баталии. В преддверии их британский десант, конечно же, укрепил позиции реформаторов.

«Круглый стол» в Госдуме собрал много именитых лиц. В дискуссии участвовали и заместитель Минюста В. Калинин, и лидер фракции «Яблоко» Григорий Явлинский, и начальник ГУИНа Ялунин, председатель думского комитета, один из авторов законопроекта Зоркольцев, а также известные правозащитники Альтшуллер, Москаленко и др. Но особое внимание привлекли, конечно же, британские гости. Опыт работы их Совета визитеров был крайне актуален. Как сказал Зоркольцев, «мы думали, что совершаем правовой прорыв, но прослушав гостей, поняли, что изобретаем велосипеды».

Из сообщения главы делегации Питера Курвена мы узнали, что члены Совета визитеров Англии и Уэльса имеют право без предупреждения и согласования в любое время суток посетить тюрьму – от камер до мастерских и кухни. Кстати, в нашем законопроекте прописана процедура согласования «плана мероприятий» (вот он плод компромисса!) с надзирающей за тюрьмой прокуратурой. То есть, предполагается и нашим общественникам дать право беспрепятственно навещать заключенных, но лишь «по согласованному плану».

В Англии и Уэльсе «визитеры» работают исключительно на общественных началах. И эта их общественная роль признана государством. Так что ни один работодатель не имеет права чинить им препятствия. Как не вспомнить здесь проблемы наших присяжных – многие из них под угрозой увольнения вынуждены покидать зал суда. Работодатели не желают «входить в положение».

Члены Совета визитеров – а каждая тюрьма в Англии и в Уэльсе имеет свой совет – выслушивают жалобы заключенных, проверяют как соблюдаются их права, а затем доводят полученную информацию до высокого тюремного начальства и министра внутренних дел. Министр обязан в месячный срок дать ответ по поводу этой информации. И если ответ не удовлетворит визитеров, они могут обратиться в парламент. И это при всем, при том, что министр внутренних дел утверждает членов Совета.

Здесь, понятно, всех нас заинтересовало, – откуда возьмутся чересчур принципиальные члены Совета, если само ведомство их назначает? Англичане поначалу не могли понять наше недоумение. Но потом взялись растолковывать. Кандидатуру «визитера» предлагает министру Совет визитеров. И для того, чтобы отклонить ее, у министра должны быть очень серьезные основания. А иначе произойдет скандал. Кроме того, министр крайне заинтересован в объективной информации. Ведь если он не примет меры своевременно, ему несдобровать. Деталь: при Совете существует специальная комиссия, которая строго следит, чтобы суждения членов Совета были абсолютно независимыми. Если, скажем, визитер пошел на поводу у тюремного начальства и утратил доверие заключенных, ему указывают на дверь.

Наша российская специфика заставила авторов законопроекта предложить иную систему назначения общественных контролеров (в законопроекте: членов попечительского совета). Их выдвигают крупные общественные организации, а утверждает уполномоченный по правам человека. Региональный, где таковой существует. И федеральный там, где их пока еще нет.

При подборе членов Совета, как пояснили гости, важно чтобы они представляли все социальные и демографические слои общества. По полу, возрасту, образованию, социальному положению и т.д. Важно также, чтобы они жили поблизости. Но а главное – имели большое желание послужить на благо обществу. Специальных знаний не требуется, – новички проходят обучение на курсах…

«Визитеры» не инспектируют камеры, в которых задержанные и арестованные находятся трое суток (после чего суд определяет им меру пресечения). Очевидно, в этом нет особой нужды. У нас же она есть. Ведь именно в изоляторах временного содержания (ИВС) наиболее жестоко «прессуют» арестантов, выбивая из них признательные показания. Как сказала на «круглом столе» Карина Москаленко, «поскольку ИВС находятся в ведении МВД, а не Минюста, мы тем самым нарушаем обязательства данные при вступлении в Совет Европы».

По поводу доступа независимых контролеров в ИВС и идет сегодня наиболее острая схватка – МВД никак не хочет туда общественников допускать. А законопроект как раз это предполагает.

Отмечая чрезвычайную важность данного закона для России, лидер думской фракции «Яблоко» (он же лидер одноименной партии) Григорий Явлинский подчеркнул, что в условиях возвращения серьезной политической цензуры правду о положении зеков узнать из СМИ практически невозможно. Тем более важны независимые общественные контролеры, которые смогут хоть как-то противостоять грубым нарушениям прав человека в местах лишения свободы. Однако он предсказал, что законопроект ждет нелегкая судьба. Ведь сегодня наша правовая система состоит из трех не стыкующихся частей: советского права, либерального права и так называемой «правоприменительной практики», то есть произвола, творимого под флагом права. Естественно, новый закон войдет в противоречие с советским правом и практикой.

Чтобы не заканчивать дискуссию на столь пессимистической ноте Зоркольцев сказал, что «пробита первая брешь». И хотя «законопроект половинчатый и решает проблему лишь частично, важно сделать первый шаг. И он сделан».

Сделан или нет, покажет ближайшее будущее.

Ваш корреспондент попросил английских гостей оценить перспективы возникновения независимого общественного контроля в России. «Визитеры» отделались шуткой, напомнив анекдот об английском газоне. Для того чтобы такой газон появился, нужно 200 лет кропотливого труда…