Новый УПК упразднил доследование, и в районных судах теперь около половины оправдательных приговоров отменяется вышестоящими судами.

Новые Известия, № 72. Сергей Пашин. Статья. Неправда оправдания.

Автор - заслуженный юрист РСФСР, федеральный судья в отставке.

Ни об одном полном оправдании я еще не слыхал, однако много раз слышал о влиянии на судей”, - говорит один из героев романа Франца Кафки “Процесс”, уча уму-разуму подсудимого, который имел глупость уповать на свою невиновность. Еще недавно механизм российского правосудия легко моделировался на базе игры в “орлянку”: если “орел” - виновен, если “решка” - дело отправляется на дополнительное расследование, ну а если уж монетка упала на ребро - и на нем остановилась - выносится оправдательный приговор. Новый УПК РФ упразднил доследование, а в районных судах, перемоловших в прошлом году 770 тысяч судеб, все равно оправдывается лишь 0,71% обвиняемых; около половины оправдательных приговоров отменяется вышестоящими судами. И это несмотря на то, что уровень качества дознания и предварительного следствия ниже табуретки. Для сведения: в послевоенные годы сталинской тирании оправдывался каждый десятый обвиняемый, а в предвоенное время число обеленных судами достигало 20 - 25%. Летом 2003 года судья Солнцевского районного суда Королев вынес оправдательный приговор по делу X. Этот последний, разбуженный стонами, вызвал “скорую помощь” к своей соседке по коммунальной квартире, и врач констатировал колото-резаное ранение женщины в живот. Правоохранительные органы любят вести розыск под фонарем - и подозреваемым, конечно же, оказался сердобольный X. Восемь дней его держали в изоляторе временного содержания, так как в следственный изолятор его, избитою, отказывались принимать. Вскоре он признался, только путался, правда, в обстоятельствах своего преступления: то ли зарезал гражданку К. на диване в своей комнате, то ли на кухне; то ли пырнул ее ножом снизу вверх, то ли сверху вниз.

Кандидат на роль убийцы из-за инвалидности не мог даже передвигаться по прямой, координация движений его нескладного тела была нарушена, он, нанеся роковой удар, должен был испачкаться в крови жертвы, но на одежде обвиняемого не обнаружили следов крови. Лезвие ножа, представленного в суде как орудие убийства, оказалось на 8 см короче раневого канала в теле жертвы. Скорее всего, женщину убили длинным узким клинком, похожим на бандитскую заточку, но такого предмета в квартире не нашли: очевидно, преступник унес его с собой. Судя по характеру ранения, убивал левша, а X. сухорук и не может левой рукой даже чашки поднять. Оправдательный приговор районного суда казался присутствующим закономерным итогом - но он был отменен Московским городским судом, и дело будет на днях рассматриваться сызнова. Мосгорсуд, прозванный Мосгорштампом за готовность скреплять обвинительные решения, ополчился на редкий в Москве приговор о невиновности подсудимого. Забыв, что Конституция РФ возводит состязательность в ранг важнейших принципов судопроизводства, кассационная инстанция требует от суда поработать за обвинителя: “...Суду необходимо устранить противоречия в показаниях X. и свидетелей, а также судебно-медицинской и дополнительной судебно-медицинской экспертизы трупа... суду необходимо принять меры к непосредственному исследованию всех доказательств...”.

Городским судьям невдомек, что лишь инквизиторы обязаны исследовать “все” улики, а в современном судопроизводстве стороны решают, какие доказательства и в какой последовательности представить Его чести судье. Противоречия в доказательственной базе не суд должен устранять, а прокурор разъяснять; если он не преуспеет в этом и сомнения останутся, то их суд толкует в пользу подсудимого (ч. 3 ст. 49 Конституции РФ).

Ни в Великобритании, ни в США, ни в Канаде, ни в Австралии оправданного нельзя судить второй раз. У нас человека судят до победного конца, спасая от позора костоломов-оперов, писарчуков-следователей, служак-прокуроров. У нас оправдательный приговор похож на кусочек сала на веревочке, которым кормили чеховскую Каштанку: только она заглатывает наживку, а ее уже тянут изо рта злые хозяева. Замшелость юридического мышления высокопоставленных судей в сочетании с его обвинительным уклоном превратили нашу юстицию в конвейер по переработке людей в зеков, вытравили из юстиции “правду и милость”, сделали фантазии Кафки былью. “Дело в том, - прозорливо утверждал этот писатель, - что низшие судьи... не имеют права окончательно оправдывать человека, это право имеет только верховный суд, ни для вас, ни для меня и вообще ни для кого из нас совершенно недоступный”. И бесполезный, добавлю я, пока насаждает и поощряет практику мнимых оправданий.