Исправление судебной ошибки в деле 14-летней З. Муравьевой привело к увеличению ее срока тюремного заключения. Комментарий директора Центра содействия реформе уголовного правосудия В. Абрамкина

Русский курьер, № 166. Зоя Светова. Статья. “Послушала бы маму, не сидела бы в тюрьме...”

“Я судима в первый раз, раньше ничего нарушающего закон не творила... Теперь у меня срок 6 лет, но это во второй раз: когда меня судили первый раз по этому делу, дали 2 года, так как посчитали, что это было убийство по неосторожности, а когда пересматривали дело, то посчитали, что это убийство умышленное...” -это строки из сочинения Зои Муравьевой, заключенной Новооскольской воспитательной колонии (ВК) для девочек, что в Белгородской области.

Для 14-летней Зои судный день наступил 4 июля 2001 года. В этот день Заводской районный суд города Саратова осудил ее к двум годам лишения свободы за то, что во время “подростковой разборки” Муравьева ударила ножом другую девочку и, сама того не желая, убила ее. Вот как сама Зоя в уже процитированном мной сочинении описывает эту страшную ситуацию: “Они начали оскорблять мою маму. И когда она уже уходила, одна из девочек догнала ее и ударила. Ну а у меня в голове что-то замкнуло, и я схватила нож, и выбежала на улицу, где меня ждали 15 человек... Когда я узнала, что убила девочку, с которой у меня на то время не было неприязненных отношений, у меня была истерика, я долго не могла осознать... Говорила мне мама: “Зоя, сиди дома, никуда не ходи, не нужны тебе никакие разборки”. Если бы я ее послушала, то не попала бы в тюрьму”.

Через два месяца после вынесения приговора Муравьеву доставили в Новооскольскую ВК для девочек, где областной прокурор Н.И.Головин, познакомившись с ее личным делом, заметил ошибку, допущенную судьей Заводского районного суда города Саратова. Оказывается, Муравьеву незаконно осудили по статье, которая предусматривает уголовную ответственность с 16 лет(девочке было 15!) По инициативе администрации Новооскольской колонии и того же прокурора началось надзорное производство. Самое печальное, что оно не облегчило участь осужденной, а, напротив, закончилось для нее плачевно. Президиум Саратовского областного суда вернул дело на стадию предварительного следствия. Как считает директор Центра содействия реформе уголовного правосудия Валерий Абрамкин, “это было сделано для того, чтобы, как говорят арестанты, “перебить статью”, переквалифицировав обвинение на статью, по которой ответственность наступает с 14 лет и тем самым прикрыть судебную ошибку.

Муравьеву доставили из колонии снова в СИЗО Саратова. Там она четыре месяца дожидалась нового суда. Излишне говорить, что условия содержания в СИЗО во много раз хуже условий, в которых содержатся девочки в ВК.

И вот 26 марта 2002 года уже шестнадцатилетней Зое Муравьевой пришлось пережить второй судный день. В том же Заводском районном суде города Саратова ей вынесли приговор: шесть лет лишения свободы. Но уже по статье 105, часть 1 (“убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку”).

Теперь Зоя Муравьева, ее мама, уполномоченный по правам человека Саратовской области Александр Ландо и директор Центра содействия реформе уголовного правосудия Валерий Абрамкин надеются через другие вышестоящие судебные инстанции (президиум Саратовского областного суда, президиум Верховного суда) исправить последствия протеста, вынесенного прокурором Н.Головиным, заметившего судебную ошибку в первом приговоре. Они пытаются отменить второй приговор, поскольку он, по их мнению, противоречит нормам международного права. В частности, четвертой статье седьмого протокола Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая указывает на то, что (“никто не должен быть вторично судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое он уже был окончательно оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом этого государства”).

Валерий Абрамкин считает, что, заметив ошибку в вынесении первого приговора по делу Муравьевой, надзирающий прокурор должен был обратиться в суд, требуя отмены незаконного приговора. В этом случае Зоя Муравьева вышла бы на свободу из зала суда.

Но тогда за судебную ошибку пришлось бы отвечать очень многим: и судьям, и прокурорам. И отвечать по всей строгости. Известно, что и так некоторые из местных прокурорских работников получили дисциплинарные взыскания.

Похоже, предвидя нежелательные последствия, надзирающий прокурор “перестраховался”. А в результате судьбой девочки вновь занялось следствие, которое, торопясь прикрыть и свою ошибку, и ошибку суда, “нашло” доказательства того, что Муравьева совершила убийство умышленно.

Что же получается? Если бы в Новооскольской колонии не так внимательно читали личные дела вновь прибывших заключенных, то “Зоя из Саратова” уже отбыла бы свой срок и сегодня сидела бы, “никуда не выходя из дома”, как ее просила прозорливая мама.

“Сама девочка сейчас была бы рада вернуть все назад,— сокрушается Валерий Абрамкин. — И если такое волшебство возможно, сделать так, чтобы этой судебной ошибки никто не заметил. Сколько мы еще будем топтаться в судебных инстанциях! А с каким результатом — неизвестно. А девочке - сидеть и сидеть. И никакой запоздавшей судейской справедливостью, призрачными “пряниками” реабилитации не “компенсировать” долгих дней, месяцев, проведенных в тюрьме. Напомню, даже в дикие времена, если веревка обрывалась; человека второй раз вешать было не принято”.

Никогда бы не подумала, что исправление иной судебной ошибки приводит к абсолютно противоположному результату. Одно очевидно и не нуждается в доказывании: тюремный опыт вряд ли пойдет на пользу девочке, которая и так уже осознала весь ужас произошедшего с ней в результате “девичьей разборки”.