Скандалом обернулось рассмотрение в Верховном суде прокурорского представления на мягкость приговора по нашумевшему делу подполковника Центрального регионального управления по борьбе с организованной преступностью Михаила Игнатова.

Коммерсант, № 225. Екатерина Заподинская. Статья. Генпрокуратура выступила в роли адвоката.

Скандалом обернулось рассмотрение в Верховном суде прокурорского представления на мягкость приговора по нашумевшему делу подполковника Центрального регионального управления по борьбе с организованной преступностью Михаила Игнатова. Он обвинялся в том, что неоднократно превышал полномочия, подбрасывал своим жертвам оружие и истязал _ их. Мосгорсуд дал милиционеру три года тюрьмы. Поданное же прокуратурой Москвы представление о чрезмерной мягкости приговора было аннулировано в суде Генпрокуратурой.

Секретное дело подполковника милиции Игнатова рассматривалось в закрытом режиме. В августе нынешнего года судья Мосгорсуда Любовь Николенко вынесла по этому делу обвинительный приговор. Она признала доказанными девять эпизодов должностных преступлений, указав в приговоре: “Преступное поведение для Игнатова стало нормой”.

Пять эпизодов были связаны с поиском милиционерами в 1997 году похитителей директора парикмахерской госпожи Французовой. Рубоповец Игнатов узнал, что к похищению причастно ЧОП “Зевс”, руководителю которого господину Севрюку парикмахерская задолжала $10 тыс. Выбивая признательные показания, оперативник, как указано в приговоре, прыгал на груди сотрудника ЧОПа Баева, нанес пять ударов металлической трубой по голове его приятелю Липатову. Гендиректора же ЧОПа Севрюка по указанию господина Игнатова содержали под стражей трое суток, подбросив ему гашиш.

Не щадили борцы с оргпреступностью и своих коллег. Дознавателя 5-го отделения милиции Москвы Сергея Костюченко оперативники Игнатов и Михаил Микаэльян подвесили на охотничьем ружье, заведя руки в наручниках под колени. От боли тот потерял сознание.

Суд также признал Михаила Игнатова вместе с милиционерами Виталием Анисовым и Сергеем Золотовским виновным в избиении гендиректора страховой компании “Инфистрах” Сергея Пахомова, которому правоохранители подбросили браунинг с шестью патронами. Потерпевшими от действий группы Игнатова суд также назвал торговца бензином Владимира Спирина и предпринимателя Игоря Белозерцева: им были подброшены пистолет и граната.

Главным же в этом деле считался эпизод, по которому потерпевшей проходила известный тренер Елена Чайковская. Она дала для освобождения своего сына из-под стражи одному из его приятелей $170 тыс., которые, как признал суд, “в результате преступных действий” милиционера Игнатова безвозвратно потеряла. Частью денег, по данным суда, завладели господа Сидоров и Черемных, которых милиционер Игнатов регулярно привлекал в качестве понятых при проведении обысков и задержаний.

В итоге господин Игнатов получил три года заключения, милиционеры Виталий Анисов и Михаил Микаэльян, работавшие в МУ-Ре, а также Сергей Золотовский (экс-оперативник, сейчас адвокат) были приговорены к трем годам условно. Больше всех досталось понятым Сидорову и Черемных: суд признал их виновными в хищении путем мошенничества и осудил Сидорова на шесть лет неволи, Черемных – на пять. Сам же рубоповец по обвинению в получении $30 тыс. у госпожи Чайковской был оправдан.

Прокуратура Москвы, расследовавшая это дело, обжаловала приговор рубоповцу, признав его чрезмерно мягким (гособвинитель просил на суде для Михаила Игнатова 12 лет лишения свободы) и неверно квалифицирующим действия осужденного. В кассационном представлении прокуратура сослалась на показания в суде экс-юриста фракции “Единство” Госдумы Дениса Воро-ненкова, задержанного вместе с сыном госпожи Чайковской. Юрист заявил, что Михаил Игнатов требовал $250 тыс., говоря при этом “никому денег не давать, кроме него”. По мнению следствия, милиционер вымогал взятку. В прокуратуре были убеждены, что в целом рубоповец понес наказание, неадекватное содеянному. То же заявили в кассационных жалобах и представители потерпевших, в частности Елены Чайковской. Так, адвокат потерпевшего страховщика Пахомова Павел Терентьевский заявил „Ъ", что был полностью согласен с протестом обвинения: “За пять эпизодов превышения полномочий суд дал Михаилу Игнатову минимальный срок, предусмотренный данной статьей УК, — три года, то есть по полгода за каждую поломанную судьбу”.

Однако на заседании Верховного суда, который должен был рассмотреть прокурорское представление об отмене приговора в связи с мягкостью, произошло неожиданное событие. Прокурор Генпрокуратуры Владимир Титов, прикомандированный к Верховному суду для участия в кассационных слушаниях, встал и заявил: “Я отказываюсь поддержать представление, подписанное заместителем прокурора Москвы Владимиром Юдиным”. Это заявление сотрудника Генпрокуратуры, безусловно, повлияло на суд, который решил отклонить заодно и жалобы потерпевших и оставил приговор в силе.

В прокуратуре Москвы корреспонденту „Ъ" сообщили, что были шокированы позицией прокурора Титова, который в нарушение служебной этики не уведомил заранее авторов протеста о том, что аннулирует его в суде. В свою очередь, прокурор Владимир Титов заявил „Ъ": “Я никому ничего не обязан. Я ведь не свое личное мнение высказал — это было мнение Генеральной прокуратуры”.

Осужденный милиционер Игнатов, отсидевший более двух третей назначенного ему срока, уже подал ходатайство о своем условно-досрочном освобождении, которое должно быть в ближайшее время рассмотрено Преображенским райсудом Москвы. Не исключено, что до Нового года он окажется на свободе, однако на работу в милицию уже не вернется.