В Мосгордуме состоялись депутатские слушания на тему применения домашнего ареста, как одной из форм наказания

Тверская, 13, № 149. Майя Саламова. Статья. Что такое домашний арест.

В рамках заседания комиссии Московской городской Думы по законодательству и безопасности состоялись депутатские слушания на тему: "О возможности практического применения статьи 107 ("Домашний арест") Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации".

В слушаниях приняли участие представители МВД и ГУВД Москвы, Минюста и Главного управления исполнения наказания по городу Москве, прокуратуры, Верховного суда, Мосгорсуда, правительства Москвы, Федеральной палаты адвокатов, а также представители Уполномоченных органов РФ по правам человека.

Как пояснил инициатор слушаний депутат МГД Владимир Платонов, в Думу обратились разработчики проекта "КИТМ" - комплекса оборудования индивидуального технического мониторинга, позволяющего организовать надзор за лицами, находящимися под домашним арестом. Авторы предложили законодателям и специалистам обсудить проблемы реального применения в Российской Федерации такой меры пресечения свободы подозреваемых или обвиняемых, как домашний арест и предложения для его практического внедрения.

Дело в том, что с июля 2002 года действует Уголовно-процессуальный кодекс РФ, который позволяет судьям при определенных условиях принимать решение о домашнем аресте подозреваемых или обвиняемых лиц. Кстати, в царской России такой способ ограничения свободы действовал с 1864 года. В настоящее время он широко применяется в более чем 30 странах мира, а в России по-прежнему самой распространенной и самой строгой мерой пресечения является заключение под стражу.

Прежде всего участники дискуссии - отметили гуманную суть домашнего ареста, в частности по отношению к инвалидам, престарелым и несовершеннолетним гражданам, одиноким матерям, беременным женщинам, лицам, совершившим преступление впервые, и т.д. Институт домашнего ареста позволит также решить и другие задачи: "разгрузить" следственные изоляторы, сэкономить денежные средства на строительство новых СИЗО, их содержание и ремонт, а самое главное, с реальным применением этой нормы российское законодательство будет отвечать международным стандартам.

Однако, по словам специалистов, введение в повседневную практику домашнего ареста в настоящее время невозможно из-за отсутствия механизма осуществления этой процедуры, кадров и финансов для организации надзора за лицами, находящимися под домашним арестом. Ведь для наблюдения за каждым подозреваемым в домашних условиях потребуется задействовать как минимум четырех надзирателей. Если обратиться к предложению разработчиков "КИТМ", то только для организации электронного наблюдения, правда, за счет самого поднадзорного, понадобится не менее 2000 долларов США. Уполномоченный президента

РФ при Европейском суде по правам человека Павел Лаптев, представитель Уполномоченного по правам человека в РФ Владимир Тамбовцев, депутаты МГД Владимир Платонов и Сергей Гончаров, а также представители прокуратуры и ГУИН Москвы считают, что, поскольку речь идет об ограничении прав и свобод граждан, необходимо принять федеральный закон, в котором должны быть отражены основные проблемы, связанные с процедурой, порядком и условиями применения домашнего ареста.