Интервью с начальником ГУВД Москвы генерал-лейтенантом милиции В. Прониным о работе столичной милиции.

Версты, № 127. Андрей Журкин. Статья. Была и есть народная.

С точки зрения уровня правопорядка столицы можно разделить на тихие, экстремальные и сверхэкстремальные. Москва — из разряда последних. О буднях столичной милиции рассказывает начальник ГУВД Москвы генерал-лейтенант милиции Владимир ПРОНИН

Владимир Васильевич, что у вас как у начальника столичной милиции сегодня вызывает наибольшую тревогу?

— Прежде всего меня заботит наведение порядка в самой системе, чтобы она могла эффективно выполнять возложенные на нее задачи по обеспечению безопасности москвичей и гостей города. Для этого делается очень многое: в частности, осуществляется повседневный контроль за личным составом со стороны подразделений собственной безопасности, инспекции по личному составу, прямых начальников. Мы восстанавливаем утраченный авторитет товарищеских судов и наставничества. Проводим семинары, диспуты, выставки...

Не может не волновать и духовно-нравственное состояние сотрудников. Ни один народ не может жить без веры. И хотя сегодня в московской милиции трудятся люди разных вероисповеданий, большинство сотрудников — православные. В прошлом году мы обратились к Патриарху Всея Руси Алексию II с просьбой о восстановлении храма Иконы Знаменской Божьей Матери XV века, расположенного рядом со зданием Главка.

Цель всей этой работы — воспитание сотрудника милиции как личности и его профессиональное становление. Разумеется, немалую роль здесь играет и социальная защищенность наших сотрудников, а это прежде всего нормальные условия работы, достойная зарплата, предоставление жилья. Но это, так сказать, “внутренние” проблемы.

Но есть и другие, справиться с которыми куда сложнее. С точки зрения правопорядка столицы мира можно разделить на тихие, экстремальные и сверхэкстремальные. И Москва, к сожалению, из разряда сверхэкстремальных. Это связано прежде всего с угрозой террористических актов, что у меня как начальника ГУВД вызывает наибольшую тревогу.

Беспокоят меня также слабые оперативные позиции на упреждение негативных экстремальных проявлений, в том числе в сфере обеспечения общественного порядка при проведении массовых мероприятий. Для предотвращения терактов и массовых беспорядков, помимо стандартных мер, мы привлекаем конную и кинологическую милицию, оснащаем спецоборудованием проходы на такие мероприятия.

Серьезную озабоченность вызывает противоправная деятельность сплотившихся в начале 90-х годов организованных преступных групп и сообществ. Не могу не заметить, что милиция сегодня профессионально еще не в полной мере может дать адекватный отпор. Сейчас, как никогда раньше, необходимо укрепление личного состава профессионалами. Не скрою, порой таких профессионалов нам приходится приглашать на работу из других регионов России.

Борьба с организованной преступностью не может замыкаться в рамках столицы. Недавно состоялось совещание, на котором мы вместе с руководством ГУВД Московской области обсуждали наши совместные действия в этом направлении.

— Не секрет, что вступивший в действие полтора года назад Уголовно-процессуальный кодекс вызвал множество нареканий со стороны сотрудников правоохранительных органов. Направлялись ли руководством Главка какие-либо предложения по совершенствованию кодекса в высший законодательный орган России?

— Мы не обладаем правом законодательной инициативы, по этой причине не можем направлять свои предложения в этот орган. Однако со своими предложениями мы неоднократно обращались в Московскую городскую Думу. В результате Мосгордума внесла предлагаемые нами изменения в федеральный законодательный орган. Сейчас ряд поправок уже внесен в УПК. Прежде всего это касается сферы дознания, которая особенно была ущемлена на первоначальном этапе следственных действий. Сегодня работа с новым УПК уже не составляет особых затруднений для наших сотрудников при расследовании уголовных дел. Как я уже отмечал, законодатель исправил ряд допущенных им ошибок.

— Одним из самых негативных моментов в работе милиции за последние годы было сокрытие преступлений от учета. Как обстоит дело сегодня? Продолжаются вскрываться такие факты, или с этим явлением уже покончено?

— Нет, не покончено. Борьба с преступностью — это регистрация преступлений, их раскрытие, расследование и, как результат, судебная ответственность. Чтобы иметь реальную картину по преступности в столице, нужно добиться полной регистрации. Эта задача была поставлена перед нами руководством МВД, правительством города.

Три года назад, в 1999 году, в Москве было зарегистрировано 77 тысяч преступлений. В расчете на 10 тысяч населения этот уровень был в два раза ниже, чем в среднем по России. Было очевидно, что столь низкий показатель при столь интенсивных миграционных процессах в городе просто нереален. С учетом нашей политики, направленной на полную регистрацию преступлений, по итогам прошлого года зарегистрировано уже 163,6 тысячи.

Тогда нам казалось, что мы выявили полную картину преступности. Однако с вводом нового комплекса Дежурной части, оснащенной электронной системой статистического учета правонарушений, в этом году произошел прирост еще на 25%. На сегодня уже зарегистрирована 171 тысяча преступлений. Факты сокрытия при проведении проверок еще выявляются. Но они единичны, в среднем два-три на округ. Ранее же эти цифры исчислялись сотнями...

Думаю, что в этом году будет зарегистрировано около 200 тысяч преступлений. Но окончательную статистику мы получим лишь в начале следующего года. И я уверен, что мы наконец определим реальный уровень преступности, зная который власти города и правоохранительные органы смогут вырабатывать действенную стратегию и тактику защиты правопорядка.

— Владимир Васильевич, если человек стал жертвой или очевидцем преступления, куда вы посоветовали бы ему обращаться: в территориальный отдел внутренних дел, окружное УВД или службу “02”?

— Только в службу “02”. Этот телефон знают и помнят все. Мы проводим большую разъяснительную работу среди населения через средства массовой информации, чтобы искоренить старую практику обращения в территориальные отделы милиции. Также нами установлено 300 щитов, которые призывают людей, попавших в беду, обращаться в милицию по телефону “02”.

Кстати, в эту службу обращаются с разными проблемами, зачастую не имеющими криминального характера. Но мы помогаем в любой ситуации, передавая полученную информацию по назначению — вызываем пожарных, службу спасения.

За год мы получили более 20 тысяч звонков о правонарушениях и ДТП из Московской области. Сегодня решается вопрос об электронной переброске таких сообщений в дежурную часть ГУВД Московской области для быстрого реагирования на них.

В прошлом году была достигнута договоренность с московскими медиками о том, чтобы все сообщения о людях, поступающих к ним с травмами криминального характера, также передавались в службу “02”.

Все это делается для того, чтобы сообщения о правонарушениях или преступлениях не могли быть укрыты от учета. По признанию специалистов США, Англии, Франции, наш дежурный комплекс оснащен уникальной системой, которая не имеет аналогов в мире. Она позволяет нам осуществлять полный контроль, фиксируя все сообщения о правонарушениях. Если раньше до открытия нового комплекса Дежурной части мы могли охватить около 6 тысяч звонков в сутки и работали у нас 14 диспетчеров, то теперь мы ежедневно принимаем более 20 тысяч звонков, и штата в 40 диспетчеров не хватает. Мы были вынуждены открыть мини-филиал службы “02”, состоящий из 5 диспетчеров, один из которых англоговорящий.

По каждому звонку тут же оформляется карточка учета, которая сбрасывается в то подразделение милиции, которое должно послать наряд на место происшествия. По этим же карточкам проверяется отчетность о реагировании на сообщения.

Так что гражданину вовсе не надо бежать в милицию, когда ему нужна наша помощь, достаточно набрать “02”, и милиция приедет сама...

— После 10-летнего перерыва на работу в столичную милицию снова стали принимать иногородних жителей. Как это отразилось на работе столичных правоохранительных органов?

— Пока никак, так как основное количество пришедших к нам работать сейчас проходит обучение. Те же, кто уже приступил к работе, как правило, направляются на поддержание порядка во время проведения массовых мероприятий. К примеру, спортивных матчей, которых с каждым годов проводится в городе всё больше и больше.

Одна из проблем, с которой мы сталкиваемся при принятии на работу иногородних, — жилищная. Тут нам правительство Москвы оказывает большую помощь. В основном сотрудники размещены в общежитиях для холостяков в Ивантеевке. Но уже выделены помещения под общежития в самой столице, например в Южном и Юго-Восточном округах. Решается вопрос о предоставлении здания под общежитие для сотрудников по охране метрополитена, строится общежитие рядом с городком ОМОНа.

Комплектоваться иногородними будут главным образом те подразделения, куда не желают идти москвичи. Это конвойная служба, ОМОН, оперативные полки и частично полки ППС округов. Особенно нам сегодня не хватает водителей. О результатах приема на работу иногородних мы сможем говорить лишь в конце года. Надеемся, что они будут положительными.

— В рядах милиции с каждым годом появляется всё больше женщин...

— Действительно, это так. Сейчас у нас трудятся около 13 тысяч аттестованных женщин, плюс вольнонаемный состав, который практически целиком состоит из представительниц слабого пола. Это связано не только с нехваткой кадров, но и с тем, что женщины зарекомендовали себя более ответственными, исполнительными сотрудниками. Достаточно взглянуть на нашу “Доску почета”, треть — женщины. Кроме того, в их присутствии и мужчины на глазах подтягиваются.

Пополнились женскими кадрами кинологическая служба, ППС. В конные полки в прошлом году принята 41 женщина...

В Чехии, Германии, США женщины входят в состав патруля. Этот опыт решили взять на вооружение и мы. Он уже дает положительные результаты. Вы сегодня можете увидеть конные патрули, состоящие из парня и девушки. А вскоре женщины сядут за руль патрульных машин... Мы как-то забываем, что милиция должна не только пресекать преступления, где действительно нужна порой грубая мужская сила и решимость, но и, пожалуй, в первую очередь предупреждать преступления. И женщины с этой задачей в состоянии справиться иногда даже лучше мужчин.

— В Москве сегодня работает большое количество частных охранных предприятий. Каков их вклад в обеспечение правопорядка в столице?

— В них работают около 140 тысяч охранников. Они занимаются охраной объектов и отдельных должностных лиц, а также богатых людей, коммерсантов от преступных посягательств. В остальных вопросах охраны правопорядка в городе они не участвуют. Тем не менее они нам оказывают реальную помощь.

— Ваше личное мнение: что еще конкретно предстоит сделать для повышения эффективности работы милиции?

— Для этого нужна совокупность действий и мер... Многое уже делается. Нужно отметить, что система МВД оказалась достаточно консервативна в хорошем смысле этого слова, благодаря чему в период преобразований в стране она уцелела и сохранила свою государственность. И мое мнение как руководителя с большим стажем, что коренные реформы системе сейчас не нужны. Изменения должны проходить постепенно и очень осторожно, при этом хорошо должно просчитываться, какой результат мы от них получим...

Сегодня МВД потеряло ряд своих служб. Пожарная служба передана в МЧС, УИН — в Министерство юстиции... Расщеплять МВД и далее я считаю нецелесообразным. Как известно, никогда веник не подметет хорошо сорную избу, если его прутья крепко не связаны между собой... Для того чтобы решить нашу главную задачу — обеспечение правопорядка и законности в Москве, все службы должны работать слаженно, как единое целое.

Московская милиция нами также реформирована достаточно. Сокращен штат Главка, за счет чего укреплено низовое звено милиции, в частности, служба участковых уполномоченных инспекторов. Им сегодня существенно подняты оклады, решен вопрос предоставления жилья. Туда сразу потянулись сотрудники. Остро пока стоит проблема поднятия привлекательности и других служб, в первую очередь — оперативных.

В каждом округе созданы полки ППС, подразделения кинологической службы. Должен отметить, что использование животных стало неотъемлемой частью в обеспечении правопорядка. Несколько лет назад у нас был единственный питомник служебного собаководства в Балашихе, сегодня они есть практически в каждом округе. Наши собаки могут не только искать преступников и наркотики и охранять порядок во время массовых мероприятий, но и разыскивать людей в завалах. И в этом плане мы уже помогаем МЧС.

Существенно укреплена конная милиция, закуплено более 100 лошадей. Конная милиция постоянно патрулирует территорию вокруг Кремля, Парка Горького, Воробьевых гор, Поклонной горы.

Немало делается для материального обеспечения деятельности милиции. Обновлен на 80% милицейский автопарк, закуплены мотоциклы. Открыто новое здание МОБ ГУВД. Идет большой ремонт в основном здании на Петровке, 38, которое основательно не ремонтировалось с 1956 года. Меняем мебель, компьютеризируем рабочие места сотрудников. Обмундировали сотрудников, так что форму ДПС стало легко отличить от формы других милицейских служб. Это сделано для того, чтобы водитель видел, с кем он разговаривает: с сотрудником ДПС, отвечающим за порядок на улицах столицы, или просто с сотрудником милиции.

Необходимо поднимать уровень социальной защищенности наших сотрудников. Чтобы на службе он думал о работе, а не о том, как накормить семью. Заработная плата не высокая, но повышение её идет. До 80% поднята надбавка мэра сотрудникам уголовного розыска. Сегодня больше поощряется раскрытие преступлений по горячим следам.

Решается при помощи правительства города вопрос с жильем. На этот год запланировано выделение 39 тысяч квадратных метров жилья, в прошлом году было выделено 32. В среднем очередь на жилье составляет 7—8 лет, но это значительно меньше, чем в других городах России.

Оснащаются новым оборудованием наши медицинские учреждения, в частности госпиталь ГУВД, в котором сотрудники могут получить квалифицированную медицинскую помощь. Серьезные средства выделяются на содержание дома отдыха “Березовая роща”, детских садов, базы отдыха для детей “Бугорок”.

Главная же наша задача — вернуть себе доверие народа. Милиция была и есть народной. Без поддержки населения она ничего сделать не сможет. Должен отметить, что на 30% уменьшилось количество жалоб на сотрудников милиции по сравнению с прошлым годом. Особенно я хотел бы обратиться к средствам массовой информации: пришло время менять имидж милиции. Она является самой рабочей государственной структурой. Следовательно, в ее работе всегда можно найти большое количество недостатков, недоработок. Многие из нерешенных проблем в охране правопорядка являются следствием не наших недочетов, а отсутствия должной законодательной базы и необходимых полномочий. Так, нас недавно обвинили в том, что мы не ведем борьбу с бродягами. При этом забывается как-то, что на законодательном уровне отменен принудительный порядок помещения в спецприемники бродяг и попрошаек. Они не являются правонарушителями, этими людьми должны заниматься специальные службы, а не милиция.

То же касается и проституции. Мы не можем вести борьбу, если законодатель до сих пор не принял необходимых норм в уголовном и административном законодательствах, позволяющих бороться с этим злом.

А вот детей-бродяжек мы подбираем, составляем карточку и передаем соцзащите и медикам. Детей отмывают, выводят им вшей, отправляют по домам, а маленькие бродяги опять убегают и возвращаются в Москву. Естественно, при таком подходе к этой проблеме на законодательном уровне ее не решить никогда.

— Владимир Васильевич, что бы вы пожелали сотрудникам столичной милиции в их профессиональный праздник?

Я хотел бы пожелать им, чтобы они занимались спортом, следили за своим здоровьем. Чтобы они были настоящей защитой для москвичей и гостей Москвы. Хотел бы пожелать их женам терпения и выдержки. Я стараюсь делать всё, чтобы в ваших семьях было больше достатка. Ветеранам органов внутренних дел — здоровья и долголетия. Чтобы они как можно дольше были примером для наших молодых сотрудников, помогали нам, действующим командирам и начальникам, в проведении воспитательной работы. А москвичам — благополучия и добрых отношений с московской милицией, которая была и есть и будет народной.