О новых фактах сфабрикованного уголовного дела подполковника М. Трепашкина.

Московские новости, № 44. Игорь Корольков. Статья. Фоторобот не первой свежести.

За день до своего ареста бывший подполковник ФСБ Михаил Трепашкин побывал в редакции "МН". В своем интервью он привел ряд фактов, которые делают его признания сенсационными.

Речь - о взрыве жилого дома на улице Гурьянова в 1999 году. Но прежде чем перейти к этим событиям, необходимо рассказать историю семилетней давности с задержанием в Москве группы чеченцев, обиравших столичные банки.

ЗНАКОМЫЙ "ЖУЧОК"

Из интервью Михаила Трепашкина "МН":

- Банду возглавлял Иса Бахарчиев. В нее входили Висруди Новиков, Абдул по кличке Кровавый и некий Турпал. В эту же группу входил и Владимир Романович.

Когда банда пыталась взять под "крышу" банк "Сольди" и для начала потребовала наличными 1,5 млрд. рублей, мы провели операцию.

В установленный день с утра выставили в банке и вокруг него засаду, но бандиты так и не появились. Выяснилось, что кто-то из своих нас предал. В офисе банка обнаружили штатный "жучок", который использует оперативно-поисковое управление ФСБ. На нем стоял номер 41772. По этому номеру без особого труда можно было выяснить, за кем числился "жучок" и каким образом он оказался в банке. Но мое руководство отказалось проводить экспертизу.

Спустя несколько дней банда все-таки явилась за деньгами. Мы задержали всех. Каково же было наше удивление, когда, помимо чеченцев, среди задержанных оказались начальник отдела ГРУ Генштаба МО полковник Голубовский, неустановленный отставной подполковник ФСБ, начальник охранной структуры при правительстве Москвы "Кобра-9" Карлен Азизбекян, группа сотрудников милиции, из которых двое были в звании майора.

Как позже сообщили сотрудники банка, в день, когда провалилась наша операция, за офисом с противоположной стороны улицы как раз и наблюдали Голубовский со своим партнером из ФСБ. Скорее всего, они в первый раз и вычислили засаду.

Уже на предварительном допросе полковник Голубовский и Карлен Азизбекян назвали своего патрона - консультанта Академии Генштаба МО генерал-майора Тарасенко. Генерал заявил, что он не последний в длинной цепочке. За ним якобы стоят командующий Закавказским военным округом и начальник Генштаба МО. Генерал намекнул: дело, в которое мы влезли, чрезвычайно тонкое, речь идет о торговле оружием.

Мне стало известно, что в то время, когда мы проводили операцию по задержанию вымогателей в банке "Сольди", Романович в одной из правоохранительных структур заказывал спецмашину, которая следила за банком. Точнее - вела запись переговоров, которые принимал, видимо, упоминавшийся уже "жучок". Я хотел допросить Романовича и провести обыски, чтобы изъять кассеты с записями. Но мое руководство не позволило этого сделать. С чего бы это? У меня сложилось впечатление, что Романович как-то связан с ФСБ.

Когда после взрыва дома на улице Гурьянова опубликовали фоторобот человека, арендовавшего подвал, в который заложили взрывчатку, я узнал в нем Романовича. Во всяком случае, аренду на имя Мухита Лайпанова (который, как потом оказалось, на самом деле был мертв) оформлял человек, сильно похожий на него.

Сделав неожиданное открытие, я сообщил об этом своим бывшим руководителям из ФСБ, передав им и фотографию Романовича, которая у меня была. Вскоре я обратил внимание на то, что фоторобот, очень похожий на Романовича, трансформировался: лицо становилось все более вытянутым. А спустя полгода узнал, что Романовича, который к тому времени выехал на Кипр, будто бы задавила машина.

ГЕНЕРАЛ УДИВЛЕН

Из всех действующих лиц, фигурировавших в рассказе Трепашкина о задержании в банке "Сольди", мне удалось разыскать одного генерала Тарасенко. Я связался с ним по телефону.

- Все, что вам наговорил Трепашкин, чушь, - заявил генерал. - Меня проверяли, и никакие обвинения, выдвинутые в мой адрес, не подтвердились. То же самое могу сказать и о полковнике Голубовском. Я никому ничего не говорил о торговле оружием и о том, что за мной стоят командующий Северо-Кавказским военным округом и начальник Генштаба Министерства обороны.

Установить, кто прав - бывший подполковник ФСБ или генерал, без изучения документов, к которым редакция не имеет доступа, разумеется, невозможно. Единственное, о чем можно говорить с уверенностью, так это о самом факте вымогательства денег у банка "Сольди" и об операции, во время которой вместе с бандитами были задержаны представители спецслужб и правоохранительных органов.

Из всех задержанных в банке "Сольди" под суд попал лишь человек по имени Ламин Бокаев: он получил 5,5 года. Висруди Новикова по требованию тогдашнего полевого командира Салмана Радуева обменяли на троих пензенских омоновцев. (Редакция располагает ксерокопией акта обмена.)

УЧАСТИЕ ГОЧИЯЕВА ВО ВЗРЫВАХ - ЛОЖЬ СЛЕДСТВИЯ?

А теперь о главном. За день до своего ареста Трепашкин передал мне фамилию и телефон бывшего бизнесмена, сдавшего подвал в доме на Гурьянова в аренду кавказцу, который сегодня обвиняется в организации теракта. Марк Блюменфельд был тем самым человеком, со слов которого правоохранительные органы и составили фоторобот преступника, предъявившего паспорт на имя Лайпанова.

С г-ном Блюменфельдом мы встретились в редакции "МН". Под диктофон бывший бизнесмен сделал сенсационное заявление: человек, который приходил к нему с паспортом Лайпанова и который публично представлен следствием как Гочияев, на самом деле не Гочияев.

- В Лефортове мне показали фотографию какого-то человека, - рассказывал Блюменфельд, - сказали, что это Гочияев и что это я якобы ему сдал в аренду подвал. Я ответил, что этого человека никогда не видел. Но мне настоятельно рекомендовали признать Гочияева. Я все понял и больше не спорил, подписал показания. На самом же деле человек, чью фотографию мне показали и которого называли Гочияевым, был не тем человеком, который ко мне приходил.

- Они были внешне похожи - Гочияев и тот, кто к вам приходил?

- На фото был изображен человек с простоватым лицом, а тот, который приходил и которому я сдал в аренду помещение, внешне выглядел интеллектуалом. У меня сложилось впечатление, что он еврей. Причем еврей с кавказскими корнями. Я об этом неоднократно заявлял следствию.

- Насколько первоначально составленный фоторобот совпадал с оригиналом?

- Кроме меня, лже-Лайпанова видели еще несколько человек. Все они утверждали, что фоторобот очень похож на реального человека.

Я показал Блюменфельду два фоторобота: один, который составлен с его слов и появился в СМИ в первые дни после взрыва, и второй, который опубликовали уже какое-то время спустя.

- К составлению второго фоторобота я не имею никакого отношения. Он совершенно не похож на реального человека. Он - подправлен.

Таким образом, бывший чекист, а теперь и адвокат Михаил Трепашкин был источником информации, которая могла радикально изменить весь ход следствия по делу о взрыве жилого дома. Видимо, этого заинтересованные стороны хотели меньше всего.

ДОСЬЕ МН

Азизбекян Карлен Нерсесович. Бывший руководитель охранной структуры "Кобра-9". Сейчас руководит охранной фирмой "Магма-В". Один из владельцев московского казино "Кристалл". Проходил по делу о фальшивых чеченских авизо и вымогательстве. Уголовное преследование прекращено по причинам, которые редакции установить не удалось.