13 августа в Московском городском суде завершился первый процесс с участием присяжных заседателей.

Русский курьер (web-сайт), № 69. Елена Апасова. Статья. “Ничего не понятно” – с такими словами присяжные отправились решать судьбу подсудимого.

Вчера в Московском городском суде завершился первый процесс с участием присяжных заседателей. Они решили судьбу Игоря Бортникова, обвиняемого в убийстве и разбое. На момент подписания номера присяжные удались в совещательную комнату.

Судья Петр Штундер проводил их длинным напутствием. "Участники процесса говорят, что невозможно установить истину по делу, - напомнил он. - Помните! Вас 12 человек и я утверждаю, что вы сможете установить истину. Отвечайте на вопросы только на основе собственных убеждений. Те сомнения, которые не могут быть устранены, разрешаются в пользу подсудимого. Убеждайте друг друга!"

А спорить действительно есть о чем. Уголовное дело очень запутанное. Бортникова обвиняют в том, что он 4 октября 2001 года совершил разбойное нападение на Андрея Шопенкова, чтобы завладеть его "Мерседесом". Спустя сутки Андрея нашли задушенным, заваленным автомобильными покрышками на одном из пунктов шиномантажа. "Мерседес", документы и деньги исчезли.

Сама эта история началась еще раньше - 21 сентября. Андрей решил продать машину и поместил объявление в газету. Ему позвонили покупатели и назначили встречу. На встречу также приехал отец Андрея - Виктор Шопенков. Продавец и два покупателя толком ни о чем не договорились. А через две недели произошла эта трагедия.

По делу проходят четыре человека, один в розыске, двое – Александр Ванбин и Виктор Багин – уже осуждены, но только за разбой. В убийстве же подозревают Бортникова. Его сообщники дали показания, из которых следует, что именно он душил Андрея. Да и сам Бортников поначалу признался в убийстве. Вроде бы все складывается. Но потом обвиняемый отказывается от первоначальных показаний, ссылаясь на то, что его вынудили взять на себя убийство. А Виктор Багин признается в суде, что это он убил владельца "Мерседеса", а Игоря Бортникова оговорил потому, что тот был в розыске.

"То, что Багин изменил показания, для меня не удивительно, - говорил вчера, обращаясь к присяжным, гособвинитель Борис Локтионов. - На момент совершения им преступления он был несовершеннолетним. И сколько бы он ни убил человек, больше 10 лет он не получит, а ему уже дали девять". Защита на это, понятно, выдвинула свои контраргументы. "Я за всю свою многолетнюю практику впервые защищаю человека, которого обвиняют в убийстве. И только потому, что, изучив материалы дела, убежден в том, что Бортников не убивал," - эмоционально взывал к присяжным адвокат Евгений Жигарев. А подсудимый в последнем слове попросил заседателей: "Прислушайтесь к своему сердцу. Оно не обманет!".

Сами заседатели не проявили никаких эмоций. Впрочем, при всей запутанности дела у них ни разу не возникло вопросов по существу судебного следствия. В зале было слышно, как они перешептывались. Кто-то сказал напоследок: "Ничего не понятно". После этого присяжные ушли совещаться.