О конфликте между Генпрокуратурой и Моспрокуратурой.

Полит.Ру, 1 августа. Григорий Охотин. Статья. Лопата в руках прокуратуры или С кем вы, Mr. Putin?

Настоящий Робин Гуд в глазах простого народа и звезда телеэфира последнего месяца – Генеральная прокуратура – решила вчера навести порядок и в собственном доме. После "плановой" проверки деятельности Московской прокуратуры, коллегия Генпрокуратуры уволила первого зампрокурора Москвы Юрия Синельщикова – за "систематическое ненадлежащее исполнение служебных обязанностей". Его шеф, прокурор Москвы Михаил Авдюков, в отставку подал сам – ему сделали лишь строгий выговор и назначили… советником генпрокурора России Владимира Устинова.

За что, собственно, обидели московских прокуроров? В ходе проверки обнаружили 9 тысяч скрытых от учета преступлений, а также по итогам признали неудовлетворительной раскрываемость умышленных убийств (в Москве она оказалась меньше, чем в целом по России – что, в принципе, понятно: слишком большая часть "проблемных" убийств происходят именно в столице). Коллегию не удовлетворили объяснения московской прокуратуры, которая настаивала на том, что у нее просто слишком маленький штат. Кроме увольнения Синельщикова, было даже возбуждено несколько уголовных дел.

Казалось бы, типичная борьба с "оборотнями". Только вот что-то не сходится: вместо арестов и показательных процессов, Генпрокуратура просто сделала из Синельщикова козла отпущения, а его шефа, который, собственно, и должен бы отвечать за происходящее в своем ведомстве, сделала советником самого Устинова. Видимо, по раскрываемости висяков.

"Прокуратура достаточно едина, и никогда своих не сдает. Но сейчас, видимо, им просто нужен пиар ход – раз оборотни нашлись в МВД и ФСБ, то должны быть и в прокуратуре, - считает руководитель движения "За права человека" Лев Пономарев. - Возможно, перетряска и улучшит ситуацию, но обычно в ходе таких проверок страдают наиболее честные". В данном случае пострадал, прежде всего, Синельщиков – под лозунгом борьбы с "оборотнями" в очень темной и закрытой корпорации провели внутреннюю разборку, избавившись от зампрокурора.

Во всех наиболее ярких политических сюжетах самого жаркого лета за все президентство Путина Генеральная прокуратура играет далеко не последнюю роль. Именно через нее между собой связаны и борьба с "оборотнями", и атака на "ЮКОС", и преследование березовской "Либеральной России", и даже – последние теракты в Москве. Все дела – политические, и все они ведутся Генпрокураторой. Иногда даже – одним и тем же следователем. И все в скором времени будут рассматриваться в Мосгорсуде, а частично – уже и рассматривались. Проигрывать прокуратура не любит, а значит, нужен дополнительный контроль над судом. То, что судьи у нас зависимы, – общеизвестный факт. Но важно – от кого. На каждый конкретный суд и даже на каждого конкретного судью разные структуры имеют разное влияние – Мосгорсуд, по понятным причинам, наиболее зависим от московского правительства и столичной же прокуратуры.

Московская прокуратура, вполне возможно, могла бы хоть немного, но помешать планам прокуратуры Генеральной. Юрий Синельщиков – личность довольно интересная и неоднозначная. Он работает в московской прокуратуре уже 9 лет, и обладает среди коллег достаточно большим авторитетом. Взглядов придерживается довольно консервативных: активно выступал против реформы прокуратуры, считает, что ограничение ее полномочий гибельно для всего российского общества, а статью 22 Конституции РФ (арест только по решению суда) и вовсе считает "бомбой под демократию". При этом он позволяет себе давать довольно неудобные интервью, в которых рассказывает о давлении со стороны федеральных структур, включая Генпрокуратуру. В 2001 году он рассказывал о "невероятной корпоративности" российских судей. Можно продолжать – вплоть до его письма Путину, в котором он просил защиты от нападок и кампании, развернутой Генеральной прокуратурой против Московской. Очевидно, что Синельщиков не склонен плясать под чью-то дудку или, по крайней мере, предпочитает сам выбирать музыканта.

Такие люди в прокуратуре сейчас совсем не нужны – слишком много политических дел, которые проиграть нельзя. Поэтому "плановая" проверка почему-то была проведена раньше запланированного срока, и играющего в независимость Синельщикова из корпорации попросили. А Генпрокуратура, совершив недружественный захват Московской прокуратуры с помощью не очень внятного аудита, получила больший контроль над Мосгорсудом. Слухи о том, что вся перетряска связана с третьим лужковским сроком вряд ли оправданы – столичный мэр уже никому не опасен, да и третий срок по закону ему положен. Но лишний раз заручиться поддержкой московских властей в нелегком деле борьбы с юкосами – все же не лишнее. Поэтому, как и положено, кандидатура нового и.о. прокурора Москвы, Андрея Зуева была согласована с мэром Лужковым. Может, судьи будут более милостивы – хотя куда уж там дальше.

Конечно, такой анализ назовут конспирологией. Может быть. Но ситуация с Генпрокуратурой действительно пугает. За последнее время четвертая ветвь стала настолько независимой (без кавычек) и сильной, что уже напоминает отдельное государство. Если в начале путинского срока "независимость" Генпрокуратуры использовалась для выполнения государственного заказа – подавления ретивых олигархов и независимого телевидения, то сейчас уже не понятно, кто кого использует. Если месседж Путина, очень мягкий и туманный, о недопустимости ситуации с выкручиванием рук и камерами за экономические преступления просто игнорируется (все же "независимые") – или даже цензурируются на телевидении, то вполне конкретные высказывания премьера Михаила Касьянова прокуратура мимо ушей не пропустила – копать начали и под него. Не мудрено, что высокопоставленные сотрудники администрации президента (по мнению большинства экспертов, лично Волошин) предпочитают доносить позицию президента до иностранных журналистов анонимно. В такой ситуации можно предположить только две вещи: либо Путин, мягко говоря, не искренен в своих словах, либо он уже просто не контролирует ситуацию. Причем это касается не только "независимой" прокуратуры, но и полностью зависящей от Путина Администрации – с ее силовыми вкраплениями.

Генпрокуратура, выстроенная по советскому принципу, с исчезновением Союза потеряла свою значимость – государственные заказы по борьбе с инакомыслящими исчезли. Пришлось заняться тем же, чем и все – выполнением заказов на стороне. Оказалось – выгодно. Правда, когда от бизнеса перешли к политике – власти окоротили и Скуратова убрали. С приходом Путина сформулировался новый госзаказ – но краткосрочный, только на пару крупных олигархов. Как известно, мы в ответе за тех, кого приручили – прокуратура не может жить без заказов. А в последнее время их не было. Нашли сами – "питерские силовики", близкие прокурорским по духу и политическим воззрениям, сумели сформулировать такой заказ, что аж на государственную идею тянет. Перспективы Скуратова прокуратуру уже не пугают – в те времена она была куда более слабой и зависимой. Теперь – дело другое: можно копать под премьеров, бизнесменов, и…, но это чуть попозже. Пора бы уже нашему президенту решиться – с кем он, потому что копать – дело не хитрое.