Неделю назад столичный мэр подписал распоряжение № 1368 РП “О мерах по устранению недостатков в регистрации граждан по месту пребывания и месту жительства и упорядочению платежей за коммунальные услуги”. В п. 7 распоряжения речь идет о том, чтобы вменить в обязанность старших по дому и подъездам “информировать органы внутренних дел района и жилищных организаций о лицах, временно проживающих в доме (подъезде)”. Комментирует ситуацию председатель Московской Хельсинкской группы Л.М. Алексеева.

Известия, № 141. Виктория Волошина. Статья. В шкуре мигранта.

Неделю назад столичный мэр подписал нашумевшее распоряжение № 1368-РП "О мерах по устранению недостатков в регистрации граждан по месту пребывания и по месту жительства и упорядочению платежей за коммунальные услуги". В пункте 7 распоряжения речь идет о том, чтобы вменить в обязанность старших по дому и по подъездам "информировать органы внутренних дел района и жилищных организаций о лицах, временно проживающих в доме (подъезде)". Этот пункт и вызвал наибольший накал страстей: по сути доносительство, пусть даже во имя благих экономических целей, возводится в ранг местного закона. Но в распоряжении, которое сегодня вывешено на официальном сайте мэрии, при ближайшем рассмотрении оказался еще целый ряд революционных предложений.

Прежде всего впервые в новейшей истории акцент местных властей в деле борьбы с нарушителями режима столичной регистрации смещен в плоскость борьбы за коммунальные платежи, то есть в область экономическую. До этого было просто правовое беззаконие: отлавливать (в метро, на улицах) и штрафовать. Обогащались, таким образом, лишь милиционеры да сотрудники фирм, в которых производилась "регистрация за 3 дня и 300 рублей". При этом, как показывает статистика, мигранты в столицу лишь прибывали.

В новом документе есть как минимум логика: раз живешь в Москве (как и в любом другом городе России), то должен платить за то, что используешь, - воду, электричество, газ, труд дворников и так далее. А чтобы платить коммунальные платежи, у нас все еще нужна регистрация.

В драматическом вступлении к распоряжению чиновники пишут: "За последнее время в городе Москве значительно увеличилось количество иногородних и иностранцев, временно зарегистрированных по месту пребывания и по месту жительства. Только за 5 месяцев 2003 года паспортно-визовыми подразделениями органов внутренних дел г. Москвы зарегистрировано по месту пребывания 128,4 тыс. граждан, прибывших из стран СНГ, 66,4 тыс. граждан, прибывших из государств дальнего зарубежья, и 118,8 тыс. человек из числа граждан РФ, прибывших из других регионов России..." Но проверки, переводя все далее написанное с языка официоза, показали: количество граждан, зарегистрированных милицией и теми, кто встал на учет в ДЕЗах, категорически не совпадает.

Что и немудрено - система "липовой" регистрации цветет в Москве пышным цветом, о чем "Известия" писали неоднократно. Но вот что интересно: далее в тексте распоряжения нет никаких упоминаний об "иногородних и иностранцах", то есть по сути распоряжение касается всех, кто проживает в Москве, - и москвичей, и приезжих. Что опять-таки логично и законно: живешь в Черемушках (даже если прописан в Митине), плати в черемушкинские ДЕЗы - ты же здесь воду льешь. А москвичи тоже снимают жилье - особенно молодые семьи, которые хотят жить отдельно от родителей. Вот и возникает вопрос: им тоже надо будет временно регистрироваться по месту жительства? То есть стоять вместе с "понаехавшими" в безумных очередях в паспортные столы каждые три месяца? Или искать новых квартиросъемщиков, потому что большая часть хозяев просто откажет им в "угле", так как мало кто хочет регистрировать, пусть и временно, у себя в квартире чужих людей.

При этом система стимулирования работников паспортных столов и старших по подъездам проста: чем больше выявил незарегистрированных, тем больше получишь премиальных. В пункте 5.4 документа значится: "...В срок до 1 сентября 2003 года организовать работу по премированию сотрудников паспортных столов дирекций единого заказчика за обеспечение регистрации лиц, временно проживающих по месту пребывания и месту жительства, сотрудников единых информационно-расчетных центров - за обеспечение полноты сбора платежей с учетом временно проживающих лиц, а также их депремирование в случае невыполнения названных требований..."

А раз так, то паспортисту и работнику ДЕЗа без разницы, за кого получать премию - за москвича или жителя Тверской губернии. Выявил - молодец. А дальше пусть суд разбирается. Это именно так и задумано? Или как-то иначе? Из распоряжения не ясно. И не боятся ли власти, что москвичи, снимающие и сдающие квартиры (а таких чуть ли не каждый второй), настоявшись в очередях аккурат перед выборами, вдруг как-то не так проголосуют?

Если же распоряжение касается исключительно приезжих, то дискриминация россиян по месту рождения у нас пока запрещена. Или уже разрешена?

И еще один вопрос. Если документ, как хочется верить и как он озаглавлен, направлен в первую очередь на повышение собираемости коммунальных платежей, то почему Москва вот уже десятки лет никак не может перейти на систему счетчиков - и не только электричества, но и воды? Один человек, зарегистрированный в квартире, может лить воду сутки напролет или без конца бегать в магазины, эксплуатируя лифт. И, напротив, большая работящая семья может собираться дома лишь поздно вечером. Тогда почему бы ответственному за столичный жилкомхоз не задуматься над модернизацией системы сбора коммунальных платежей, а не тратить деньги на армию осведомителей (простите - добровольных помощников), культивируя в людях не самые благие порывы?

Все эти вопросы редакция намеревалась задать назначенному ответственным за исполнение распоряжения Лужкова заместителю мэру по жилкомхозу Петру Аксенову, но, к сожалению, в течение недели чиновник не нашел времени пообщаться с корреспондентами "Известий". Надеемся, что многочисленные вопросы, которые вызывает текст распоряжения (на самом деле весьма важного для города), не останутся риторическими.

Людмила АЛЕКСЕЕВА, председатель Московской Хельсинкской группы:

“В нашей стране порядочный человек не будет сотрудничать с властями”

- Как вы думаете, новое постановление принесет пользу москвичам?

- К сожалению, я в этом не уверена. В нашей стране любые сообщения властям расцениваются как стукачество, доносительство или предательство. Любой россиянин со школьной скамьи знает, что сказать учителю о проступке товарища - это плохо. Такого человека презирают, третируют и даже бьют. К сожалению, исторически в нашей стране сложилось, что власть пыталась общество стеснить, обобрать или переложить на него ответственность за собственные ошибки. Достаточно вспомнить сталинские репрессии, дефолт 1998 года или все денежные реформы за последние пятьдесят лет. Поэтому порядочный человек ни за что не станет сотрудничать с властями. Боюсь, что по этой причине большинство управдомов или просто откажутся от своей должности, или будут саботировать распоряжение.

- Управдомы смогут шантажировать простых людей?

- К сожалению, наше общество растлили не во время последних десяти - пятнадцати лет, а очень давно. Все началось еще при Сталине. Прошло чуть больше пятидесяти лет с тех пор, когда наши граждане доносили на соседей, чтобы занять их жилплощадь. Я не удивлюсь, если новое распоряжение будут использовать во вред соседу, который раздражает тем, что громко топает за стеной или слушает музыку. А управдом будет следить за теми, кто сдает квартиры, но не для того, чтобы пресечь незаконный бизнес, а для того, чтобы получить взятку.

- На шантажиста можно пожаловаться в милицию?

- Наше общество серьезно больно: оно изначально не верит, что власть что-то сделает во благо, и воспринимает ее враждебно. Россияне не хотят обращаться к властям как к арбитру. Московская Хельсинкская группа сейчас хочет заказать социологическое исследование на тему "Как часто вы обращаетесь в милицию?" Могу сказать заранее, что результаты будут печальными. Ни для кого не секрет, что к помощи милиции мы прибегаем в последнюю очередь. Симпатичный дедушка-милиционер Анискин, который всем поможет и поймет горести, существует только в кино. На деле вызов милиции ничего хорошего не сулит. Пойдешь жаловаться на кражу, так тебе мало того что нагрубят, еще и в ограблении соседа обвинить успеют.

- В то же время городские власти утверждают, что управдомы-информаторы смогут помочь выявить террористов. Может быть, хоть от этого будет какая-то польза?

- Нормальный человек и так сообщит о подозрительных людях. В Израиле тоже не доверяют коррумпированной власти, но борются с терроризмом достаточно успешно. Да, там почти каждый день рвутся бомбы, но в то же время телевидение постоянно сообщает, что благодаря бдительности граждан удалось предотвратить террористический акт. Здесь работает другой закон - закон самосохранения. И за это не платят деньги.

- В Америке (чуть менее в Европе) информирование властей считается проявлением патриотизма и гражданской сознательности. Почему наши граждане не доверяют властям?

- У нас нет гражданского общества. Гражданин Америки уверен, что его всегда защитит государство, и поэтому готов ему помогать. Я долго жила в США и на личном примере в этом убедилась. Рядом с моим американским домом нельзя было припарковать машину, и наши гости частенько оставляли автомобили рядом с окнами. Через час их увозили полицейские на эвакуаторе. Первое время мы с мужем недоумевали, но потом поняли, что о нарушениях сообщали соседи. Я сначала вскипела: "Какие негодяи! Им что, жалко?" Но потом поняла, что поступила плохо по отношению к соседям. Я не только испортила вид из окна, но и создала определенную угрозу их жизни. Например, в случае пожара к соседским окнам не могла бы проехать пожарная машина. Как видите, мы говорим на разных языках.

- Когда в России наладится нормальный диалог между властью и гражданами?

- Во-первых, общество должно контролировать работу властей. Чиновник должен понимать, что он существует за счет налогов, которые платят граждане, и поэтому служит для простых людей. Во-вторых, само общество должно быть готово контролировать действия властей, но к этому, к сожалению, оно не готово. Россиянин не будет в свободное время заниматься инспекциями или контролем госорганов на общественных началах. Он предпочтет провести досуг в кругу семьи или друзей.