14 августа в Мосгорсуде завершился первый в столице процесс с участием суда присяжных, который оправдал подсудимого, обвинявшегося в убийстве.

Независимая газета, № 169–170. Андрей Скробот. Статья. “Не виновен”.

Первый в Москве процесс с участием присяжных завершился вчера в Мосгорсуде. 25-летний житель Подмосковья Игорь Бортников обвинялся в убийстве, разбойном нападении и хищении документов. Он признан виновным только в разбое и решением судьи Петра Штундера приговорен к 10 годам лишения свободы.

Игорь Бортников - первый в Москве подсудимый, чье дело рассматривал суд присяжных. Молодого человека из подмосковного города Раменское обвиняли в том, что 4 октября 2001 года он вместе с двумя дружками задушил водителя иномарки в Москве на Осенней улице. Подельников Бортникова задержали довольно скоро, а сам он скрывался от следствия до сентября прошлого года.

Вчера на процессе прокурор просил назначить подсудимому наказание в виде лишения свободы сроком в общей сложности 20 лет с конфискацией имущества. После почти пятичасового совещания большинство из двенадцати присяжных не признали за Бортниковым убийство и проголосовали за то, что подсудимый заслуживает снисхождения. "Присяжные проявили мужество и принципиальность", - заявил "НГ" адвокат Игоря Бортникова Владимир Жеребенков.

Вердикт присяжных заседателей, снимающий с подсудимого наиболее тяжкое обвинение, но признающий его виновным в совершении разбоя, был передан председателю суда Петру Штундеру. "По действующему законодательству, судья вправе вынести собственное решение, но обязан учесть мнение присяжных и назначить наказание ниже установленного Уголовным кодекса минимума. Максимальное наказание, которое могло быть назначено Игорю Бортникову, - это десять лет лишения свободы", - сказал Владимир Жеребенков. Так и произошло. Адвокат предположил, что теперь число подсудимых, желающих, чтобы их дело рассматривали присяжные, резко возрастет.

Страна.Ру, 14 августа. Филипп Стеркин. Статья. Черные дни прокуратуры.

Первый же судебный процесс, прошедший в Москве с участием присяжных заседателей, продемонстрировал состоятельность этого института. Многие правозащитники и юристы говорили, что суд присяжных станет лакмусовой бумажкой для правоохранительных органов. И действительно, в первом же процессе они продемонстрировали "свое умение" доказывать вину подсудимых. Убедить присяжных, что подсудимый совершил убийство, обвинению так и не удалось. И можно сказать, что теперь для столичной и Генеральной прокуратуры наступают черные дни. Ведь многие крупные дела, которые ведет Генпрокуратура, слушаются именно в Москве.

На скамье подсудимых находился двадцатипятилетний житель подмосковного Раменского Игорь Бортников. Его обвиняли в убийстве, хищении документов и разбойном нападении, за что прокурор требовал посадить его на 20 лет. Следствие утверждало, что 4 октября 2001 года Бортников вместе с Вячеславом и Александром Вамбиным, а также с несовершеннолетним Багиным напали на некоего Андрея Шепенко, избили его, после чего Бортников задушил его металлическим тросом. Затем они спрятали тело и угнали принадлежавший убитому “Мерседес”. Адвокат же подсудимого Владимир Жеребенков утверждал, что у Бортникова не было оснований для убийства, поскольку всю добычу поделили между собой его подельники (двое из них уже осуждены за разбой, а Вячеслав Вамбин находится в розыске). В итоге, присяжные признали Бортникова виновным лишь в разбойном нападении, после чего судья Петр Штундер приговорил его десяти годам лишения свободы.

Такого рода процессы довольно типичны для суда присяжных. Дело в том, что для российское правосудие славится своим обвинительным уклоном, и доля оправдательных приговоров составляет всего 0,5%. В то же время, в тех девяти регионах, где он действует с 1993 - 1994 годов, она составляет примерно 15%. И дело не только в том, что присяжные милосерднее профессиональных судей. Как говорится, у служителей Фемиды “глаз замылился”, часто они не обращают внимания на просчеты и проколы следствия, где-то даже помогают ему, вытягивая дело за прокурора. Присяжные же выносят обвинительный вердикт лишь в тех случаях, когда следствию действительно удалось доказать вину подсудимого. А это и есть презумпция невиновности.

К тому же есть факты, доказывающие, что качество присяжного правосудия выше обычного. Согласно статистическим данным, в девяти “экспериментальных” регионах у судов меньший процент отмены вынесенных приговоров. И, как правило, это происходит по вине судей: неправильные формулировки вопросов, нарушенные процедуры проведения заседания, несоблюдение тайны совещательной комнаты и т.д. А как считает бывший член Мосгорсуда и автор главы прежнего УПК о суде присяжных Сергей Пашин, такое правосудие повышает и качество следствия. “Обвинение действительно начинает работать в суде присяжных, не ожидая помощи от судьи, - пояснил он Стране.Ru. - Оно собирает доказательства, старается не нарушать процессуальные нормы, тщательно готовится к каждому слушанию, прокуроры активно выступают в суде, а не дремлют во время заседания”. Кстати, еще один аргумент в пользу присяжной юстиции: в тех первых девяти регионах, где они появились в 1993 году, судьи и прокуроры были изначально против нововведения. Однако спустя какое-то время не только судьи, но и прокуроры стали горячими защитниками этой формы судопроизводства.