О громких судебных процессах уходящего года и предполагаемых процессах наступающего 2004 г

Русский курьер, № 182. Зоя Светова. Статья. Судный день - 2004.

"Не откладывай на будущий год того, что следовало бы закончить в прошлом", - гласит народная мудрость. Не всем служителям российской Фемиды удалось достойно справиться с этой нелегкой задачей накануне 2004 года. Если внимательно присмотреться к судебным процессам, которые не дошли до приговора в 2003-м и плавно перекочевали в следующий год, то станет понятно, что не все в судейской власти. И не всегда судебная волокита связана лишь с загруженностью служителей третьей ветви власти, чьи представители, если судить по степени упоминаемости их имен в СМИ и на кухнях, в прошлом году с успехом обгоняли служителей двух первых ветвей властного дерева.

Взять, например, дело российского ученого, специалиста в области стратегических вооружений Игоря Сутягина, обвиняемого в государственной измене. Он находится в заключении почти четыре с половиной года. За это время было возбуждено так много других достаточно экзотичных уголовных дел, что о судьбе этого сидельца многие благополучно забыли. После того, как в декабре 2001 года Калужский областной суд фактически устранился от вынесения приговора Сутягину, отправив его дело на дополнительное расследование, ученого перевели из Калуги в Лефортовское СИЗО, где он дождавшись введения суда присяжных в Москве, изъявил свое законное желание воспользоваться этой во многом более совершенной формой судопроизводства. И тут неожиданно на пути к "торжеству справедливости" встали непредвиденные обстоятельства.

В камере Лефортовской тюрьмы, в которой сидит Сутягин, был объявлен карантин - и на очередное заседание Мосгорсуда обвиняемого не привезли. А потом, когда 5 декабря карантин был снят, и опасность заражения присяжных и других участников процесса гепатитом сама собой отпала, слушание дела отложили на неопределенное время. Без указания даты. Обескураженные таким "беспрецедентным" развитием событий, защитники Игоря Сутягина забили тревогу. Они предполагают, что затягивание процесса связано с тем, что сторона обвинения боится суда присяжных. Боится, поскольку не сможет проконтролировать предпочтения присяжных заседателей, которые возьмут да и вынесут вердикт о том, что Сутягин- невиновен и его следует оправдать... По мнению адвокатов, во время затянувшейся паузы те, кто сфабриковал дело ученого, лихорадочно пытаются придумать выход из сложившейся ситуации. Сыграть назад и передать дело в обычный традиционный суд, обученный для вынесения приговоров по "шпиономанским" процессам в принципе невозможно. Для этого пришлось бы вносить изменения в УПК.

"Мы вполне допускаем, что могут заменить судью. Но больше нас волнует другая ситуация, -поделился с "РК" своей тревогой адвокат Сутягина Владимир Васильцов. - Перед началом отбора присяжных председательствующий предупреждал их, что процесс может продлиться 2-3 месяца. Участники процесса на это согласились. Вполне вероятно, что затягивание судебного разбирательства под разными причинами может привести к отказу данных присяжных участвовать в суде". Вот и получается, что избрание новой скамьи присяжных заседателей, подобранных заинтересованными в обвинительном приговоре лицами, - это один из предполагаемых сценариев, по которому может пойти "судный день" Игоря Сутягина.

Другое дело, которое, вне всяких сомнений, станет "хитом" российского судебного сезона - это процесс над экс-главой НК ЮКОС Михаилом Ходорковским. Усиление адвокатской команды Генрихом Падвой и Каринной Москаленко обещает Басманному суду нешуточные баталии. И , несмотря на то, что этом политическом процессе, которым, безусловно, станет судебное разбирательство по экономическим статьям УК, мастерство адвоката не будет играет решающую роль, Генпрокуратуре все же придется изрядно попотеть. Во всяком случае, ее сотрудникам предстоит показать, что и они "не лыком шиты" и вполне в состоянии состязаться в открытом судебном заседании с мировыми звездами российской адвокатуры. Только будет ли этот процесс открытым, как это обещал президент России?

Сомнение вполне понятное. Особенно, если учесть , что в уходящем году многие громкие судебные процессы были закрытыми. В закрытом режиме проходили судебные заседания по делу о взрывах в Москве и Волгодонске, по желанию прокуратуры закрывали "ритуальные" судебные заседания о продлении содержания под стражей фигурантов "дела ЮКОСа".

В 2004 году мы также почти ничего не узнаем о том, что будет происходить на суде по делу захвата заложников в "Норд-Осте". На сегодняшний день известно, что следствие по этому делу завершено. Суд над ними будет закрытым. Продолжатся судебные слушания и по делу бывшего сотрудника ФСБ и адвоката Михаила Трепашкина, которого обвиняют в раглашении государственной тайны. Защитники Трепашкина утверждают, будто его арестовали за то, что "он слишком много знал", а в частности за то, что, в качестве консультанта парламентской комиссии по делу о взрывах жилых домов в сентябре 1999 года, он проводил собственное расследование по взрывам. Европейский суд по правам человека в Страсбурге пообещал адвокатам бывшего сотрудника ФСБ и адвоката Трепашкина, что рассмотрит в "экстренном порядке" жалобу о нарушении российскими следственными органами в отношении их подзащитного двух статей Европейской конвенции по правам человека.

Одним из "экзотических" процессов может стать суд над Юрием Самодуровым, директором музея и общественного центра имени Андрея Сахарова. На днях Самодурову и его сотруднице Л.Василовской было предъявлено обвинение по статье 282, ч.2, пункт "б" ("возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды" ). С них была взята подписка о невыезде. Директора музея им. Сахарова собираются судить за организацию выставки "Осторожно, религия", направленность которой, по мнению следствия, состоит в "публичном выражении и наглядно демонстрационной форме унизительного и оскорбительного отношения к христианской религии в целом, а к православному христианству и Русской Православной Церкви в особенности..." Следствию, а потом и прокуратуре на суде предстоит почти непосильная задача: они будут обязаны доказать, что у Самодурова и его сотрудников был общий преступный замысел, направленный на разжигание этой самой розни. Такого прецедента в российской судебной практике, кажется, еще не было.

По мнению экспертов-искусствоведов, доказать , что произведение искусства возбуждает какую-либо рознь, особенно религиозную, практически невозможно. Да, в общем-то и не нужно. Тем более, что по сути дела, "самосуд" над этой выставкой уже состоялся. Его совершили несколько человек, которые после посещения выставки заявили что их религиозные чувства сильно оскорблены. Чтобы "утишить" свой православный гнев, эти деятели не нашли ничего лучшего, как устроить в музее им. Сахарова настоящий погром. Они разломали и замазали краской особо возмутившие их душу картины. Тогда против погромщиков было возбуждено уголовное дело, которое дошло до суда. Но судебного разбирательства по существу не получилось. Уступив мощному давлению православных фундаменталистов, служитель Замоскворецкой Фемиды города Москвы прекратил преследование "православных хулиганов".

Если сбудется мечта Совета судей РФ, то у нашей Фемиды в будущем году будет свой телеканал. Служители третьей ветви власти давно добиваются "выхода в эфир". Их раздражает критика и обвинения в коррупции. Они хотят показать народу образ настоящего судьи, бесстрастного и справедливого. Так что скоро каждый из нас увидит судей, совсем близко. При помощи телевидения они войдут в каждый дом...