Судебная система в Москве работает так же, как и до вступления в силу нового УПК.

Известия, № 4. Михаил Виноградов. Статья. В зале все спокойно.

Сколько "весят" по мнению российского правосудия две фарфровые статуэтки "Мальчик с лыжами" и "Девочка с санками" (400 рублей каждая), одена Красной звезды и Отечественной войны (по 500 рублей) и еще несколько столь же ценных предметов? Если к тому же родители пытавшегося совершить кражу подростка возместили пенисонерке весь ущерб, оцененный в четыре тысячи рублей?

"Три года лишения свободы в колонии-поселении" - такой приговор вынес Савеловский межмуниципальный суд САО Москвы. Буднично, по рядовому (краж, согласно статистике, фиксируется в сутки больше, чем любых других уголовно наказуемых дейтсвий). Приговор зачитан в пять минут, завершив собой пятимесячное содержание под стражей до суда и два судебных заседания - дело было легкое: обвиняемого застали на месте преступления, эпизод был один, свидетелей минимум.... "Можно мне пять минут пообщаться с родителями?" Судья разрешил и вышел из зала не оглядываясь. На первый взгляд судебная система работает так же, как и до вступления в силу нового УПК.

Адвокат Юрий Ефименков из областной палаты не соглашается:

- Жаль, вы к началу опоздали. Судья очень четко разъяснил участникам их права о обязанности по новому кодексу, спросил, все ли они поняли. Судей, похоже, готовили к новому кодексу, они с ним довольно уверенно работают. Дела стали теперь рассматриваться заметно быстрее, а качество рассмотрения, конечно, зависит от профессионализма судей.

Но в целом адвокат, который каждый день наблюдает реализацию новых судебных законов, недоволен ими: "Недостатки, по-видимому, зависят от законодателя". Но виноват не только законодатель, но и привычки, традиции, сложившиеся в головах правоохранителей за время действия советской судебной системы. Например, передача вынесения меры пресечения в руки судей:

- Я ни разу не встречал за этот год случая, чтобы суд не удовлетворил ходатайство следователя о заключении под стражу. А у тех своя психология - он мне говорит: "Я бы и свидетелей всех закрыл, чтоб не искать потом". Доводы у них простые: "Следствие считает, что он будет совершать правонарушения", потом, есть практика - закрывают всех, кто, например, не имеет регистрации. Здесь так же, как и в случае с приговорами: субъективные вещи играют очень большую роль. Если, например, человек заходит в зал суда с конвоем, то его реже освобождают. А если сам - приговор мягче.

По коридорам суда бродят подслеповатые бабушки в цветастых платках, непонимающе всматриваются в объявления на стенах. Молодые люди красными руками, выдающими долгую работу на улице, в холод, мусолят авторучки, заполняя заявления в одну-две страницы. Над всем этим витает их общее состояние - смесь настороженности, непонимания, озабоченности. Адвокат выдает свою мечту:

- Уголовный кодекс надо в школе с 5-6 класса вслух читать. Чтобы знали и боялись. Хотя бы факультативно - там столько всякой ерунды, взять то же "Москвоведение" и так далее. Пусть лучше юридическую грамотность улучшают, это сейчас необходимо.