Шестилетняя история адвоката С. Бровченко – обвинение его в незаконном приобретении и хранении с целью сбыта крупной партии наркотиков и содержание под стражей – непрерывная цепь нарушений закона.

Русский курьер (web-сайт), № 42. Георгий Целмс. Статья. Век свободы не видать?

Вчера в полночь (13 июля) истек срок содержания под стражей Сергея Бровченко. И его должны были немедленно выпустить на свободу. Тем не менее, этого не произошло. Так что начальник СИЗО №2 (Бутырки) Н. Дмитриев теперь вполне может быть обвинен в совершении уголовного преступления за незаконное содержание под стражей, за что полагается до четырех лет лишения свободы. Понятно, что этого не произойдет, но если бы произошло, то в таком случае Дмитриев оказался бы “крайним” - по идее вину его надо разделить с руководителем ГУИН по г. Москве В. Злодеевым, и с прокурором г. Москвы М. Авдюковым. Оба они были заранее извещены об истечении срока. Вся шестилетняя история С. Бровченко – это история непрерывного нарушения закона. Адвокат С. Бровченко был обвинен в незаконном приобретении и хранении с целью сбыта крупной партии наркотиков. И осужден Савеловским районным судом г. Москвы к девяти годам лишения свободы. Обвинение и вынесенный на его основе приговор были столь бездоказательными, что Верховный суд РФ трижды его опротестовывал. Однако, вопреки очевидному, районный суд продолжал упорствовать. В итоге Бровченко сидит за решеткой более шести лет. Нынешнее, четвертое по счету заседание Савеловского районного суда длится с октября прошлого года. За это время было не более 10 судных дней – заседания бесконечно переносились. После почти девяти месяцев волокиты вдруг выяснилось, что поддерживающая обвинение помощник прокурора Воробьева не знакома с материалами дела. Она попросила на это дополнительное время. Ситуация достаточно показательная. Если раньше, согласно старому УПК, государственный обвинитель мог по бумажке пробубнить обвинительное заключение и расслабиться (затем шел допрос подсудимого, свидетелей и пр.), то по новому УПК, по требованию подсудимого, обвинение должно представить, а не просто назвать, все доказательства. Тут требуется вникнуть в суть и позаботиться о вызове нужных свидетелей, о предъявлении вещдоков и пр. А к этому наши сотрудники прокуратуры, мягко говоря, не приучены. Характерно, что за девять месяцев слушанья ни судье Мартыновой, ни помощнику прокурора Воробьевой не удалось вызвать в суд в качестве свидетелей понятых, приглашенных в момент задержания Бровченко и изъятия у него наркотика. А ведь в обосновании приговора есть на них ссылка. Такое бессилие, скорее всего, объясняется тем, что обвинению никак не выгодны были показания этих свидетелей. Ведь понятые на предыдущих судебных разбирательствах показывали, что по прибытию на место “задержания с поличным” увидели распахнутые двери автомобиля Бровченко. Так что наркотик вполне мог быть подброшен. Тут у оперативников вышел прокол: они пригласили в понятые первых встречных, как и положено по закону, а не прихватили с собой своих людей (либо знакомых, либо от них зависимых), как чаще всего и делается. Вот понятые и показали то, “что не требуется”. Сегодня в 14.30 состоится очередное слушание по “делу Бровченко”. Скорее всего, судья Мартынова попытается исправить ошибку и вынесет очередное постановление о продлении сроков его заключения под стражей. Русский курьер будет следить за развитием событий. Вместе с нами, насколько известно, следят за этим в Страсбурге в Международном суде по правам человека. А также в Женеве - заместитель генерального секретаря комиссара ООН по правам человека.