Мосгорсуд начал рассмотрение уголовного дела о хищении преступной группировкой А. Евстафьева 96 московских муниципальных квартир. Столь масштабные хищения были бы невозможны без трех судей райсудов, которым предъявлено обвинение в участии в организованном преступном сообществе

Коммерсант, № 168. Екатерина Заподинская. Статья. Квартирное жулье арестовали вместе с жильем.

Мосгорсуд начал рассмотрение уголовного дела о беспрецедентном по масштабам хищении преступной группировкой Алексея Евстафьева 96 муниципальных московских квартир общей стоимостью $3 млн. Вся эта жилплощадь была арестована прокуратурой Москвы. Столь масштабные хищения были бы невозможны без трех судей райсудов, которым предъявлено обвинение в участии в организованном преступном сообществе.

Преступная группировка была создана в 1996 году недоучившимся курсантом военного училища 30-летним Алексеем Евстафьевым. В основе используемой преступниками схемы лежало постановление пленума Верховного суда о приватизации квартир. Речь в нем шла о том, что, если человек обратился с заявлением о приватизации квартиры, но умер, не успев ее приватизировать, его наследники вправе претендовать на освободившуюся площадь, формально причитающуюся городу.

Аферисты орудовали в основном в Северо-Восточном округе Москвы, поскольку там у них было все “схвачено”: от ДЭЗов до райсудов. Узнав по своим каналам о смерти квартиранта, аферисты готовили документы о том, что умерший ранее якобы обращался в госорганы с просьбой о приватизации своей квартиры. Затем, используя паспортные данные фиктивного наследника умершего, они от его имени на домашнем компьютере Алексея Евстафьева оформляли иск к комитету муниципального жилья и соответствующее решение суда о признании за истцом права собственности на квартиру. Затем изготовлялись фиктивные справки об отсутствии задолженностей по оплате коммунальных услуг, после чего судебное решение регистрировалось в комитете муниципального жилья. После всех этих процедур “наследника” везли к нотариусу, где заключался договор о продаже квартиры члену группировки или кому-нибудь еще. Впрочем, сами квартиры аферистов не интересовали: они довольно быстро от них избавлялись, продавая по рыночной цене.

Следствие по этому делу вела Мосгорпрокуратура. Первая его часть, о хищении 14 квартир, была выделена в самостоятельное дело и в июне 2001 года завершилась обвинительным приговором в Гагаринском райсуде. Правда, из пятерых участников группировки сели лишь трое: Александр Клюс и Анатолий Вака отправились за решетку на восемь с половиной лет, а Людмила Яроцкая — на семь с половиной. Организатор аферы Алексей Евстафьев был признан невменяемым и отправлен на принудительное лечение, а бывший милиционер Владимир Нагибин, получивший девять лет, на оглашение приговора не явился и был объявлен в розыск, в котором находится и по сей день.

Между тем, пока длился процесс, прокуратура Москвы арестовала еще 96 московских квартир, похищенных теми же аферистами, а также назначила новую психиатрическую экспертизу, которая признала, что обвиняемый Евстафьев абсолютно вменяем. Второе уголовное дело против него и его подельников составило 180 томов, из которых 15 содержат обвинительное заключение. Помимо мошенничества и подделки документов подсудимым инкриминируется также создание преступного сообщества и участие в нем.

В этой же банде аферистов, как признали следователи, состояли судьи Бутырского райсуда Нина Ивченко и Василий Савелюк, а также судья Бабушкинского райсуда Нина Мишина (все трое уже уволены). В общей сложности они вынесли 50 неправосудных решений и иных судебных актов в пользу мошенников. Однако дело в отношении их выделено в отдельное производство. Недавно Верховный суд разрешил прокуратуре предъявить этим судьям обвинение в особо тяжком преступлении: участии в оргпреступном сообществе с использованием служебного положения (ст. 210, ч. 3, УК РФ, до 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества). После этого прокуратура обратилась с ходатайством в Замоскворецкий райсуд Москвы об аресте одного из обвиняемых, экс-судьи Василия Савелюка, который, чтобы оттянуть ознакомление с материалами дела, взял отпуск по уходу за ребенком. Однако судья Наталья Сусина отказала прокуратуре в удовлетворении ходатайства о взятии под стражу своего коллеги.

По результатам расследования деяний группировки Алексея Евстафьева прокуратура города направила представление мэру столицы Юрию Лужкову. В документе сообщено, что комитет муниципального жилья Москвы и подчиненное ему управление Северо-Восточного округа не контролировали жилищный фонд, освобождаемый после смерти проживаемых там людей, в результате чего и стала возможной такая грандиозная афера. Прокуроры попросили мэра исправить недостатки и, в частности, вернуть в судебном порядке в муниципальную собственность те украденные мошенниками 14 квартир, по которым приговор уже вступил в законную силу. Пока же упомянутые квартиры находятся под арестом, а иск управления муниципального жилья о выселении из них нынешних жильцов приостановлен тем самым Бутырским судом, сотрудники которого оказали неоценимую помощь мошенникам.

„Ъ" будет следить за процессом.