В Москве присяжных пока не будет

Газета, № 231. Ольга Редичкина. Статья. Москва и Чечня останутся без судов присяжных.

В прошлую пятницу Госдума решила, что Россия готова к введению судов присяжных: с 1 января следующего года они появятся в 69 субъектах федерации. В Москве, Санкт-Петербурге и Чечне присяжных пока не будет: на них нет денег.

Согласно закону о вступлении в действие нового УПК, суды присяжных должны были появиться во всех регионах России к 1 января 2003 года. Но в день вступления в силу нового УПК, 1 июля текущего года, стало понятно, что повсеместное введение судов присяжных будет отсрочено: субъекты федерации жаловались, что на оборудование судов федеральный бюджет денег вовремя не перечислил.

В октябре Госдума поинтересовалась у правительства, когда будут перечислены деньги и подготовлен законопроект о формировании основного и запасного списка присяжных заседателей. Напомним, что заседатели выбираются из списков избирателей, но механизм этого нигде не прописан.

Правительство отмолчалось. Верхняя палата парламента решила действовать на свой страх и риск и разработала законопроект, откладывающий введение суда присяжных в тех регионах, которые пока к этому не готовы. В прошлую пятницу Госдума рассмотрела и приняла закон сразу в трех чтениях.

Задним числом узаконено введение судов присяжных в тех девяти регионах, которые успели сделать это до 1 июля 2002 года, в том числе в Московской области. С 1 января 2003 года суды присяжных вводятся в 60 субъектах федерации, с 1 июля следующего года — в 14 (в этот список вошла и Москва). …

 

В Никулинском межмуниципальном суде Москвы судьи не соблюдают законы по отношению к обвиняемым.

Новые Известия, № 223. Зоя Светова. Статья. Отказ от правосудия... в отдельно взятом московском суде.

Их имена произносят со страхом. Или с презрением. Об их непотопляемости ходят легенды. На них жалуются в Генпрокуратуру и в Высшую квалификационную коллегию судей. Но ничто не может пошатнуть их положение. Речь о российских служителях Фемиды. "Когда мы на процессе заявили отвод судье Комаровой, нас избили в конвойном помещении Никулинского суда, отобрали обвинительное заключение и таблетки. "Не будете признавать судью, применим к вам оружие и скажем, что вы пытались бежать" - так сказали нам конвоиры", - вспоминает заключенный пересыльной тюрьмы на Красной Пресне Богдан Кононович. Он осужден второй раз. В первый раз провел в Бутырке в ожидании суда 4 года. "Такие, как я, ранее судимые, для таких, как Комарова, - "сладкий сахар". Она и не вникала в суть дела. Сразу решила, что, раз я в первый раз не осознал и опять оказался на скамье подсудимых, значит, я снова преступник".

Кража без свидетелей

Богдан рассказывает, что 20 июня 2000 года на Новом Арбате его, Сергея Лезина, и Роберта Мкртумова остановили люди в милицейской форме. Их продержали почти сутки в какой-то странной квартире, где избивали и требовали признаться в совершении нескольких краж. Потом на суде Роберт Мкртумов заявит, что его били бронежилетом по голове и он подписал все, что от него требовали уже в ОВД "Очаковское-Матвеевское", куда всех троих доставили задержавшие их милиционеры. Без возбуждения уголовного дела и санкции прокурора были проведены обыски, в ходе которых найдены некоторые вещи, позднее фигурировавшие в деле, как "краденые", что оспаривалось адвокатами на суде.

Богдан Кононович и Сергей Лезин отрицали свою причастность к кражам. На суде и Мкртумов отказался от признательных показаний, заявив, что дал их на следствии под давлением. Дело явно разваливалось. Судья Комарова в начале декабря 2000 года отправила его на доследование, хотя по закону имела все основания отпустить обвиняемых: кончился срок их содержания под стражей.

Дело вернулось в суд и попало к судье Бобкову, который 7 декабря 2001 года приговорил всех троих к 9 годам лишения свободы. За что? Судя по обвинительному заключению, в одной из квартир по Матвеевской улице, куда воры попали через разбитую балконную дверь, пропали телевизор за две с половиной тысячи рублей, наушники стоимостью 100 рублей, педикюрный набор стоимостью 20 рублей. В другой квартире в том же районе жильцы недосчитались старого телевизора и автомагнитолы за 750 рублей. Суровый приговор Бобков сочинил, основываясь исключительно на признательных показаниях Мкртумова и заявлениях потерпевших о пропаже вещей. Удивительно, но ни на одно судебное заседание никто из них почему-то не явился, а Бобков и не подумал обеспечить их привод в суд.

Видимо, подобное отношение к судейской работе показалось неудовлетворительным коллегам Бобкова из Мосгорсуда. Они отменили приговор и призвали "исследовать обстоятельства дела, тщательно проверить доводы подсудимых, не признающих свою вину, и обеспечить явку свидетелей". Судья Мальцев, к которому попало это незавидное дело, и не подумал исполнять указания вышестоящей судебной инстанции. Ему хватило месяца для того, чтобы провести несколько заседаний и вынести приговор, аналогичный первому. В частности, он и не подумал обеспечить явку пострадавших от краж граждан на суд. Как утверждают осужденные, приговор в зале суда не оглашался и адвокаты защитительные речи не произносили! Вердикт был выдан осужденным без подписи судьи и без подписи народных заседателей.

Обо всех этих "странностях" и других процессуальных нарушениях было написано в кассационных жалобах. Но почему-то Мосгорсуд признал приговор судьи Мальцева правомочным, хотя, по свидетельству адвокатов, он ничем не отличался от приговора Бобкова, ранее отмененного Мосгорсудом.

Судья нарушает Конституцию...

По иронии судьбы в тот же день, 9 сентября 2002 года, той же коллегией Мосгорсуда рассматривалось другое дело из Никулинского суда. Дело Романа Беле-вицкого. О нем "Новые Известия" писали неоднократно. Этот молодой человек был осужден за хранение и сбыт наркотиков. Первый приговор по его делу, вынесенный судьей Комаровой, был отменен Мосгорсудом. Дело попало к Бобкову. Тот повторил приговор своей коллеги: шесть с половиной лет лишения свободы. Но в отличие от нее он не назначил Белевицкому "принудительное лечение от наркомании". А эта строчка в приговоре, вынесенном Комаровой, больше всего ужасала Белевицкого, который никогда не пробовал наркотики и не хотел лечиться от их потребления.

Почему кассационная коллегия Мосгорсуда не "забраковала" приговор Бобкова? Может быть, он нашел новые доказательства вины Белевицкого?

"Во время судебного разбирательства судом под председательством Бобкова все указания Мосгорсуда были проигнорированы", - уверена адвокат Елена Липцер.

Так, отменив первый приговор, Мосгорсуд, в частности, постановил: "Тщательно проверить доводы Белевицкого о применении к нему насилия со стороны сотрудников милиции, а также обстоятельства, связанные с обнаружением у него героина...". Ничего этого судья Бобков проверить не смог. Поскольку допрошенные в суде оперативные работники милиции не помнили обстоятельств дела, он, несмотря на протесты адвокатов, зачитал их показания, данные еще во время первого судебного разбирательства и в свое время не убедившие Мосгорсуд. А потом ничтоже сумняшеся перенес их в приговор и, отмахнувшись от показания свидетелей защиты и медицинских справок, подтверждающих избиение Белевицкого на допросе, записал в приговоре: "Версия подсудимого не нашла своего подтверждения в судебном заседании, о чем свидетельствуют показания сотрудников милиции...".

"Бобков никак не объяснил, - возмущается адвокат Елена Липцер, - почему к показаниям сотрудников милиции он относится с большим доверием, чем к показаниям других свидетелей". Как тут не вспомнить 49 статью, часть 3 Конституции, которую наши судьи нарушают систематически, сами того не замечая: "неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого"...

Можно ли на примере этих двух дел говорить о некоей четкой тенденции, которая прослеживается в работе Никулинского межмуниципального суда и Мосгорсуда? Увы, есть все основания полагать, что сотрудники этих важных государственных институтов занимаются профанацией судейской деятельности и систематически нарушают права человека, отказывая российским гражданам в ...правосудии.

Интересная схема получается: судья Никулинского суда выносит приговор. Мосгорсуд его отменяет. Дело передается коллеге судьи-бракодела. Тот же, игнорируя постановление вышестоящей инстанции, выносит приговор, аналогичный отмененному. Коллегия Мосгорсуда оказывается в сложной ситуации: боясь обвинений в волоките, она не может еще раз отменить приговор. Но при этом страшно боится оправдать подсудимого. Не дай Бог придется отвечать тем, кто его ранее судил... Поэтому, защищая честь судейского мундира, Мосгорсуд утверждает приговор, игнорируя тем самым свои же собственные рекомендации...

И у судьи Комаровой, и у Бобкова - несколько отмененных вышестоящими судебными инстанциями приговоров. Но они продолжают решать судьбы людей. А тем временем о некомпетентности судей Никулинского суда рассказывают почти анекдотическое истории.

Защитник Сергей Белозерцев пару месяцев назад отправил в Высшую квалификационную коллегию судей (ВККС) заявление, посвященное судьям Мальцеву и Бобкову. Несколько лет назад за кражу был осужден Сергей Коновалов. Наша газета писали о его деле в статье "Почти детективная история о краже телевизора "Шарп". Приговор был отменен Президиумом Мосгорсуда. Коновалов отбыл наказание и вернулся. Его дело было вновь назначено к слушанию. Каково же было удивление защитника Белозерцева, когда он пришел знакомиться с материалами и обнаружил в деле постановление об этапировании Коновалова из СИЗО, хотя тот уже несколько месяцев проживал по своему старому адресу!

Излишне говорить, что судья не удосужился прочитать дело, "забракованное" Мосгорсудом, и уже поэтому не сулящее ему ничего, кроме головной боли. Белозерцев пишет, что Мальцев "фабрикует протоколы судебных заседаний, которые ни разу не проводились. В одном из таких протоколов фигурирует адвокат Булгакова Е.А., якобы присутствовавшая на всех заседаниях. На самом деле она не приглашалась ни подсудимым, ни его родственниками".

Зачем судьям нужно фабриковать протоколы и сочинять истории о несостоявшихся процессах, постоянно откладывая назначенные ранее заседания? Может, им сменить профессию и податься в сочинители?

Вряд ли они согласятся. Ведь одна только зарплата судей около тысячи долларов. И, как видим, никакой ответственности.

И все-таки, памятуя практику вмешательства Генпрокуратуры в некоторые дела, описанные в нашей газете, убедительно просим разобраться с тем, что творится в Никулинском межмуниципальном суде, и провести проверку справедливости приговоров по делу Б.Кононовича, С. Лезина и Р. Мкртумова. А также по делу Романа Белевицкого, по которому, кстати, в Генпрокуратуру уже обращалась комиссия по правам человека при президенте России.