В минувшую субботу в подмосковном Можайске закончилась конференция тюремных психологов России. Самочувствие зеков зависит в первую очередь от условий содержания, от отношения к ним начальства и значимых в тюремном сообществе людей. Тюремные психологи не имеют на это почти никакого влияния.

Известия, № 224-М. Арам Тер-Газарян. Статья. Тюремные психологи научат зеков свободе.

В минувшую субботу в подмосковном Можайске закончилась конференция тюремных психологов России. Должность эта совсем недавно введена в исправительных учреждениях страны. И хотя сами психологи оценивают предварительные итоги своей работы как вполне успешные, эксперты утверждают, что деятельность их во многом бессмысленна.

Сами психологи утверждают, что их полноправное участие в тюремной жизни страны перестало удивлять даже самых консервативных тюремных начальников. С недавних пор к специалисту в обязательном порядке вызывают всех зеков. Начальники отрядов указывают на тех, чье поведение становится неадекватным - к ним внимание особенное. Основной причиной психологических проблем у зеков, как и у обычных жителей России, являются семейные проблемы, подозрения в неверности, нехватка общения. Приемы используются стандартные: тренинг, релаксация, беседа. Заключенные и сами обращаются за советами: как заставить окружающих уважать себя, но при этом сделать это так, чтобы не платить за уважение лишними годами отсидки, как вести себя на воле, когда уходят жены, теряются семьи, отворачиваются друзья.

- Недавно к нам обратилась заключенная, у которой зараженным ВИЧ-инфекцией оказался 6-летний сын, - рассказывает сотрудница лаборатории Можайской женской колонии Ирина Калинова. - Его заразили в больнице. Ясно, что мальчик умрет еще до ее возвращения. Женщина была близка к помешательству. Она сама, чтобы избежать отчаянных поступков, обратилась к нам. Через некоторое время ее состояние явно улучшилось.

В женских колониях общение с заключенными у психологов проходит более доверительно. Видимо, немаловажную роль играет женская солидарность, большинство психологов в таких зонах - женщины. Те, кто ходит в психологический кабинет, считаются сильными духом. Но наиболее ранимую категорию составляют подростки.

- С подростками работать сложнее, потому что распределение по отрядам у них зависит от образования. В седьмом классе, например, могут учиться и четырнадцатилетние, и двадцатилетние. Старшие используют младших в своих целях. В результате работа по коррекции личности этих, еще не успевших сформироваться, но уже опытных людей полностью лежит на плечах сотрудников наших лабораторий, - поясняет подростковый психолог Ольга Тищенко.

На самом деле, по мнению специалистов, российские тюремные психологи не могут реально помочь заключенным.

- Польза от тюремных психологов минимальна, - заявил

"Известиям" доктор психологических наук, несколько лет занимавшийся исследованиями психологии заключенных, Рейнальдо Перес Ловелле.

- Дело в том, что самочувствие зеков зависит в первую очередь от условий содержания, от отношения к ним начальства и значимых в тюремном сообществе людей. Тюремные психологи не имеют на это почти никакого влияния. Самое же серьезное воздействие на тюремную жизнь, например в Западной Европе, осуществляют психологи, работающие при университетах, потому что благодаря им там были приняты законы, облегчающие жизнь заключенных.

Но даже в странах западной демократии не решена главная задача, которая стоит перед людьми, оказывающими психологическую помощь тем, кто находится в местах лишения свободы.

- Эта задача заключается в том, чтобы отделить тех заключенных, для которых преступность является образом жизни, от тех, кто попал в тюрьму случайно, - говорит Рейнальдо Перес Ловелле. - Любой гражданин может случайно попасть в тюрьму. При этом он либо станет профессиональным преступником, либо погибнет как личность, потому что тюрьма является университетом преступного мира. Пока не будет осуществлен принцип разделения этих двух категорий заключенных, никакое вмешательство психологов в тюремную жизнь невозможно считать эффективным.