Студент И. Сурин, раненный во время покушения на вице-мэра И. Орджоникидзе, требует от ГУВД Москвы миллион рублей

Известия, № 196. Вадим Речкалов. Статья. Милиция попала.

В четверг в Одинцовском городском суде начался уникальный процесс. Слушался иск Ильи Суржина к Управлению вневедомственной охраны (УВО) при ГУВД Москвы о возмещении материального и морального вреда. Господин Суржин стал случайной жертвой во время перестрелки между сотрудником УВО и злоумышленниками, покушавшимися на заместителя мэра Москвы Иосифа Орджоникидзе. Пуля, выпущенная милиционером Александром Голиковым, попала Суржину в шею. Этот выстрел, считает истец, поломал всю его жизнь.

В четверг заседание длилось недолго. Суд постановил привлечь в качестве соответчика правительство Москвы и назначил новое заседание на 13 ноября.

Пуля № 6

Около 9 утра 20 июня 2002 года Илья Суржин, девятнадцатилетний житель Лесного поселка Одинцовского района Московской области, ехал из дома в банковский лицей № 324 сдавать госэкзамен. Маршрутка, в которой сидел Илья, шла по Аминьевскому шоссе. В это же время рядом, на пересечении Рублевки и улицы Красных Зорь, "БМВ-535" со спецсигналом и фальшивым милицейским номером перегородила дорогу бронированной "Вольво", в которой из Барвихи на работу ехал заместитель мэра столицы Иосиф Орджоникидзе. Из "БМВ" выскочили трое и начали стрелять по машине чиновника. Его охранник тоже выскочил из машины и открыл огонь по нападавшим. Одна из шальных пуль залетела в маршрутку, где и находился Илья.

- До того как в меня попали, я услышал выстрелов пять, - вспоминает он. - Я сидел впереди, рядом с водителем. Вдруг меня подкинуло на сиденье, парализовало полностью секунд на 15, потом почувствовал жуткую боль по всему телу. Боль шла из левого плеча и вниз.

Из истории болезни Суржина И.А.:

"Диагноз: левостороннее слепое огнестрельное ранение шеи; огнестрельный перелом головки первого ребра слева; контузия плечевого сплетения и симпатического ствола с нарушением движения пальцев левой кисти; ушиб спинного мозга; синдром Горнера слева; вертебробазилярная недостаточность".

Мы разговариваем с Ильей спустя почти полтора года после ранения.

- Плохо я себя чувствую, - жалуется он. - Рука постоянно болит. Особенно когда погода портится. Днем не так, как-то забывается, а вечером, когда расслабишься, боль усиливается. Спать мешает. Еще и зрение сильно ухудшилось. Правый глаз плохо видит. До ранения было нормальное зрение, теперь - плюс три.

Из заключения баллистической экспертизы:

"Представленные на исследование семь пуль относятся к стандартным пулям 9 мм патронов к пистолету Макарова. Пуля № 6, извлеченная из тела Суржина И.А., выстрелена из ствола пистолета Макарова № РВ1101 1993 года выпуска - табельного оружия охранника Голикова А.С."

Прапорщик Александр Голиков, сотрудник полка милиции по охране учреждений власти и правительства Управления вневедомственной охраны ГУВД Москвы, получил за героизм, проявленный при обороне господина Орджоникидзе, орден Мужества. В тот день он находился при исполнении служебных обязанностей, поэтому отвечать за причиненный им вред по закону обязан не он лично, а все Управление вневедомственной охраны. Обсуждать эти события с "Известиями" прапорщик Голиков пока категорически отказывается.

Иосиф Орджоникидзе лично не имеет никакого отношения к этому судебному процессу. Однако в душе Илья Суржин судится именно с ним.

- Если Иосиф Николаевич в своей мэрии занимается деятельностью, в результате которой трое киллеров стреляют в него с двух рук посреди Москвы, то, может, и мне чего-нибудь причитается, - говорит Илья. - Кроме пули, конечно.

"Карьера-то моя рухнула"

Кроме пули, Илье Суржину перепало 15 тысяч рублей единовременной компенсации от правительства Москвы, еще столичные власти подарили ему компьютер "Пентиум-4", заплатили 3 тысячи рублей за диагностику в госпитале им. Бурденко, 300 долларов за массаж и за бассейн, 7 тысяч за учебу в Московском институте экономики и статистики в течение одного семестра, 6 тысяч рублей подарили просто на жизнь. Деньги выдавали наличными. Получал их Илья почему-то в холле гостиницы "Украина".

- А на Новый год маме позвонили и попросили прийти в мэрию за подарком, - вспоминает Илья. - Это оказался продуктовый набор в красивой корзинке. Нарезка, красная и черная икра, конфеты.

Однако Илья считает, что всего этого добра недостаточно.

- Карьера-то моя рухнула, - говорит он. - У меня и справка есть.

Справку о "рухнувшей карьере" Илье выдали в Московском фондовом центре: "ОАО МФЦ подтверждает, что планировало принять Суржина И.А. на должность брокера с окладом 2800 рублей с 27 июня 2002 года. На работу он не явился по причине получения огнестрельного ранения".

- Дело же не в зарплате, - говорит Илья. - Я бы там опыта набрался, знаний, с людьми нужными познакомился, экзамен бы сдал на брокерскую лицензию. Через два года в Сбербанке работал бы кредитным инспектором. Тысяч сорок получал бы. На бирже еще поигрывал бы. А получилось, что я из среды этой на целый год выпал, связи, источники информации, время - все потерял. И кому я там теперь нужен? Банковская среда очень жесткая. Свято место пусто не бывает. И инвалидов там не любят.

Более-менее оправившись после ранения, Илья пришел на прием к Иосифу Орджоникидзе и попросил устроить его на Московскую межбанковскую валютную биржу. Орджоникидзе Илью устроил, но оттуда Суржина, по его словам, "вежливо попросили, поручив чересчур сложную работу". Обидевшись, Илья через голову Орджоникидзе написал письмо московскому мэру с повторной просьбой о трудоустройстве в Сбербанк. После этого неформальное общение с мэрией закончилось. А из московского департамента федеральной государственной службы занятости Илья получил вежливое письмо.

"Уважаемый Илья Александрович, - писал руководитель департамента Сергей Дудников. - Вы хотели бы работать только в системе Сбербанка РФ или на Фондовой бирже с высоким уровнем оплаты труда (порядка 25 000 рублей). Сообщаем, что в базе данных Московской службы занятости отсутствуют вакансии таких организаций. В настоящее время имеются вакансии 6 различных коммерческих банков, но требуются только специалисты с опытом работы в банковской сфере не менее 3 лет. Ваша кандидатура руководителями кадровых служб этих банков была отклонена без рассмотрения".

Иосиф Орджоникидзе комментировать иск Ильи Суржина отказался. Один из его помощников заявил "Известиям", что "Иосиф Николаевич считает вопрос исчерпанным".

И новые ботинки!

По справке из Московского фондового центра, куда Илья собирался, пока не попал под пулю, его адвокат Наталья Белова высчитала для суда сумму утраченного после ранения заработка - 32 931 рубль 44 копейки.

В общей сложности Илья Суржин просит суд взыскать с Управления вневедомственной охраны ГУВД Москвы 1 миллион рублей в счет компенсации морального вреда. И еще 67 396 рублей - за материальный ущерб. Последняя сумма включает утраченный заработок, расходы на иглотерапию и лекарства, гонорар адвоката, а также стоимость нового выходного костюма, рубашки и ботинок, запачканных кровью. Кроме того Илья просит ежемесячно выплачивать ему 2800 рублей до "полного выздоровления и восстановления функций руки". Сейчас он живет на пенсию по инвалидности, выплачиваемую с сентября прошлого года, - 522 рубля 38 копеек.

Теперь юристы УВО думают, как умерить аппетиты истца.

- Пока мы не можем раскрывать все свои карты, - сказала "Известиям" сотрудник юридического отдела УВО Ольга Щеглова. - Но Александр Голиков применил оружие правомерно. Это признано прокуратурой.

Карта, собственно, одна - постановление прокуратуры Москвы об отказе в возбуждении уголовного дела.

Из постановления прокуратуры

"В действиях Голикова А.С., причинившего здоровью Суржина И.А. вред средней тяжести, отсутствуют признаки состава преступления, так как он действовал в состоянии крайней необходимости. Действия Голикова были связаны с устранением опасности, непосредственно угрожающей жизни Орджоникидзе, его водителя Сушилина, самого Голикова, а также случайных прохожих, так как Джабраилов, Хантаев и Махтиев совершили преступление общеопасным способом, произведя не менее 36 выстрелов в общественном месте, будучи вооруженными каждый двумя пистолетами... Своими своевременными действиями Голиков предотвратил убийство Орджоникидзе. Вред, причиненный его действиями Суржину, оказался менее значительным, чем предотвращенный".

- Позиция Суржина понятна, - продолжает сотрудник юротдела УВО Ольга Щеглова. - Действительно, пострадал человек, что тут сделаешь. Как суд решит, не знаю. Думаю, наверное, нам придется платить. Хотя прецедентов, во всяком случае по Управлению вневедомственной охраны, не было. Нам ведь довольно часто присылают обзоры уголовных дел и гражданских споров, связанных с управлением в целом по России. Такое в обзорах ни разу не встречалось.

Из Гражданского кодекса РФ

Статья 1067. Причинение вреда в состоянии крайней необходимости

Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами, должен быть возмещен лицом, причинившим его. Учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред.

Киллеры и заказчики до сих пор на свободе

Покушение на вице-премьера столичного правительства Иосифа Орджоникидзе произошло утром 20 июня 2002 года. У поворота с Рублевского на Можайское шоссе бронированную Volvo вице-премьера подрезала BMW 525 с мигалкой и милицейскими номерами. Когда обе иномарки остановились, из BMW выскочили трое в масках и открыли огонь каждый с двух рук из пяти пистолетов Макарова и пистолета-пулемета Стечкина. Охранник чиновника - Александр Голиков отстреливался из табельного ПМ, но сам был ранен в плечо. Он произвел всего 4 выстрела. Одна пуля смертельно ранила бандита. Другая попала в проезжавшую мимо маршрутку, попав в шею студенту 1-го курса Московского государственного университета экономики, статистики и информатики Илье Суржину.

Киллеры произвели в общей сложности 38 выстрелов, затащили в машину смертельно раненного подельника и дали по газам. Их машину нашли сожженной недалеко от места происшествия, на улице Красных Зорь. Рядом лежал труп раненого киллера. Благодаря найденному в его куртке паспорту личность установили сразу - покойный оказался Салаватом Джабраиловым и приходился двоюродным братом руководителю группы "Плаза" Умару Джабраилову.

Позже следствие установило фамилии и других киллеров. Это уроженцы чеченского села Новые Атаги Хантаев и Махтиев. Оба находятся сейчас в федеральном розыске. На их след удалось выйти благодаря машине. Сначала следователи нашли владельца BMW 525, который и рассказал, что покупал машину не себе, а своим знакомым Махтиеву и Хантаеву из Новых Атагов. В Москве сообщники Салавата Джабраилова сняли квартиру в Крылатском, окна которой выходили на Рублевку. Там же были найдены и бинокли - бандиты пристально следили за маршрутом бронированной Volvo Иосифа Орджоникидзе.

Следствие установило, что один из ПМ киллеров был похищен в 1996 году на ингушском милицейском посту Магас. Другой "макаров" украли еще в перестроечные времена в воинской части в Закавказье. Неизвестно, в чьих руках находился пистолет-пулемет Стечкина 1954 года выпуска. У двух других пистолетов были спилены номера.

Кто стоит за покушением на Иосифа Орджоникидзе, до сих пор неизвестно. Первоначально подозревался Умар Джабраилов, однако обвинение ему никто так и не предъявил.

Нормативы по стрельбе для российских милиционеров

Для российских милиционеров существует единый для всех норматив по стрельбе из табельного оружия - пистолета Макарова. Любой сотрудник МВД должен выбивать из десяти выстрелов 75 очков с 25 метров. Что же касается специфики работы, то у каждого подразделения МВД - свои нормы и своя система зачетов. Сотрудник уголовного розыска перед стрельбой должен 20 раз отжаться, сотрудник силовых структур, например ОМОНа, стреляет на бегу и в кувырке, "гаишники" - из окна движущейся автомашины. Что же касается сотрудников Вневедомственной охраны, то они стреляют "на время". За 12 секунд надо выхватить пистолет из кобуры, передернуть затвор, снять с предохранителя и произвести четыре выстрела по грудному силуэту с 20 метров. Зачет считается сданным, если все четыре пули попали в цель. Если сотрудник не сдает норму, ему дается еще две попытки. Если же боец мажет и в этом случае, он обязан пройти курс обучения на беспулевом тренажере (пистолет, который стреляет лазерным лучом). Стрельбы для всех подразделений МВД происходят два раза в месяц.

Александр АНДРЮХИН

На Западе за промах полицейского платят страховщики

В Европе и США случайные прохожие крайне редко становятся жертвами полицейских или частных охранников. Им запрещено открывать огонь в людных местах без особой на то надобности.

Пресс-секретарь МВД Хорватии Зинка Барбич рассказала "Известиям" о том, что в ее стране подобных случаев не было. Однако если подобное произойдет, то пострадавший может через суд получить компенсацию. Если суд признает полицейского невиновным, то государство выплатит компенсацию из специального страхового фонда, а если инцидент произошел все же из-за стража порядка, то компенсация будет вычтена из его страховки.

Куда чаще подают в суд подозреваемые в совершении преступлений, против которых стражи порядка применили силу. Иногда иски подают родственники погибших при задержании. В конце 2002 года американка Дженни Лонгвэлл потребовала через суд от шерифа и его заместителя 1 миллион долларов за то, что ее ранили в живот при задержании. Ограбив магазин, она пыталась скрыться от полиции. Теперь барышня полагает, что полицейские "неправомочно применили оружие". В сентябре 2003 года американец Энтони Оуэнс подал в суд на ранившего его полицейского. Оуэнс вместе с приятелем ограбили счастливчика, выходившего с крупным выигрышем из казино. Грабитель обвиняет стража порядка в превышении своих полномочий и требует возместить ему 75 миллионов долларов.

Судиться с милицией стали в три раза больше

В четверг заместитель министра внутренних дел России Сергей Шадрин на Всероссийском совещании руководителей правовых подразделений МВД заявил, что за три последних года число судебных исков, поданных гражданами и организациями к органам внутренних дел, увеличилось втрое. Всего за этот период к МВД было подано 140 тысяч исков на общую сумму 200 миллиардов рублей, $22,5 миллиона и 600 тысяч евро. При этом судами удовлетворено лишь 5% этих исков, передает Интерфакс.

Случайные жертвы - обычное дело

Случайные жертвы во время проведения милицейских операций - не такая уж редкость. Недавно во время погони за нарушителем правил дорожного движения сотрудник московского ОВД "Отрадное" Владимир Бычаров ранил случайного прохожего. Началось с того, что, когда он ехал с работы на личном джипе, его подрезала "девятка". Бычаров посигналил фарами и даже дал предупредительный выстрел. Однако поскольку на джипе не было никаких милицейских атрибутов, преследуемый лихач подумал, что за ним гонятся бандиты, и только прибавил газу. Тогда Бычаров открыл беспорядочную стрельбу по машине. В результате одна пуля срикошетила и ранила прохожего.

Из таких переделок милиционеры, как правило, выходят без особых потерь. Еще случай. В Екатеринбурге во время рейда по выявлению проституток и сутенеров был случайно убит 24-летний Валерий Галактионов. Один из бойцов ОМОНа, пытаясь остановить машину с сутенерами, сделал предупредительный выстрел в воздух, а потом открыл стрельбу по колесам автомобиля. Возвращавшемуся с женой из кино Валерию Галактионову шальная пуля пробила левое легкое. От полученного ранения он скончался в больнице. К ответственности никто не был привлечен, никаких компенсаций родственники погибшего не получили.

Кто же должен отвечать за отнятые у ни в чем не повинных людей здоровье и жизнь? Вот как прокомментировал ситуацию для "Известий" адвокат Павел Астахов:

- В таких ситуациях действия милиции квалифицируются как совершенные в рамках крайней необходимости и исполнения приказа. Пусть они даже привели к ранению или гибели людей, но если это было случайно, то работники милиции будут освобождены от уголовной ответственности. Возмещение вреда правомерно в этом случае возложить на преступника, даже если случайная пуля была выпущена из милицейского оружия. Потому что сам инцидент был вызван необходимостью пресечения преступной деятельности. Если же преступник погиб, то ответственность за компенсацию должно брать государство. Не потому что оно виновно, а потому что должно обеспечивать социальную защиту членов общества.