Председатель Мосгордумы о новом Уголовном кодексе РФ.

Независимая газета, № 179. Владимир Платонов. Статья. Неотвратимость взамен жестокости.

Мы все читали Достоевского "Преступление и наказание". Сначала - преступление, потом - наказание. На мой взгляд, задача государства - сделать, чтобы расстояние между преступлением и наказанием было минимальным. А мудрость государства заключается в создании таких условий, чтобы преступления совершать было невозможно. Невыгодно и опасно по последствиям. Вот этого уровня мы, к сожалению, еще не достигли, у нас многие преступления совершаются безнаказанно.

Проблемы правовой системы необходимо разделить на две составляющие. Первая - законодательная база, вторая - эффективность практики исполнения законов, направленных на борьбу с преступностью.

Есть преступления, совершенные случайно или в силу обстоятельств. Но самое страшное - что в нашей стране существует мощнейший уголовный террор. Криминал "держит в руках" власть, экономику, правоохранительные органы. Для достижения своих целей преступники не останавливаются ни перед чем. Преступная среда - исключительно четкий и отработанный механизм, который, к сожалению, профинансирован и оснащен значительно лучше, чем правоохранительные органы. Если мы не хотим, чтобы страна стала жить по воровским законам, необходима кардинальная реформа всей правоохранительной системы. А бороться с профессиональными преступниками надо самыми жесткими методами.

Неотвратимость наказания

Идя на совершение противоправного действия, преступник должен знать, что обязательно понесет наказание. Нужна не жестокость, а именно неотвратимость наказания. В Уголовно-процессуальном кодексе не прописана срочность наказания. Есть сроки давности привлечения к уголовной ответственности, в рамках которых может вестись оперативная работа по раскрытию преступления. Никаких ограничений по срокам расследования дела нет, и это правильно. Ограничены только сроки содержания под стражей. Преступник должен знать, что все время будет вестись работа по его розыску и изобличению.

В то же время наша правоохранительная система еще не научилась использовать все инструменты, которые даны ей законодательством. Так, в Уголовном кодексе существуют 12 видов наказаний. На практике в основном есть всего два варианта: посадить или не посадить. Нужно использовать различные формы, давно и успешно используемые в мире, такие, как ограничение свободы, штраф и многие другие. В настоящее время я с рядом специалистов занимаюсь разработкой системы электронного слежения, которая позволит заменять заключение под стражу домашним арестом. Это выгоднее государству, поскольку человек сам себя содержит, при этом он частично изолирован от общества. В то же время это выгоднее обвиняемому, который находится не в камере на 120 человек, а дома, и это может существенно разгрузить тюрьмы.

Реформа системы наказания

Помимо использования различных форм, необходима коренная реформа всей системы наказания. Она не исправляет людей, а загоняет в теневую жизнь государства. Это - преступная тень мира. Если посмотреть, сколько людей отбывают наказание, сколько пропущено через систему якобы исправительных учреждений, видно, что у нас происходит криминализация общества. Что происходит? Преступление раскрыто, дальше - суд и места лишения свободы.

Если человек впервые совершил нетяжкое преступление - при условии возмещения причиненного ущерба к нему должно применяться, по возможности, наиболее мягкое наказание. Лишение свободы должно быть исключительной мерой наказания. Надо учитывать, что период возвращения человека к нормальной жизни очень сложен. Люди возвращаются совершенно другими. И им сложно, порой невозможно, жить в обществе, от которого они отвыкли.

Если же человек совершил второе, третье преступление - он должен быть изолирован от общества, ему в нем не место. Нужна либерализация наказания для тех, кто совершил не корыстное, не тяжкое преступление впервые, кто добровольно погасил причиненный ущерб, и более жесткое наказание для тех людей, которые не стали на путь исправления, которые повторно или неоднократно совершили тяжкие преступления. Причем ужесточение - вплоть до пожизненного заключения. Общеизвестна практика США, где обвиняемый может получить и пять, и шесть пожизненных сроков. И пока этот человек не докажет, что он исправился, он никогда не выйдет на свободу. Я считаю, что этот институт надо вводить и у нас.

Регистрация и сокрытие преступлений

Невозможно бороться с преступностью, не зная ее истинных масштабов. Уровень латентной, скрытой, преступности безумно высок. А одним из основных средств борьбы с латентной преступностью, в частности с неуплатой налогов, может быть изменение федерального законодательства. Это - создание условий, чтобы не совершались такие преступления.

В борьбе с преступностью важнейшая проблема - сокрытие преступлений. Да, в последние два года сделано очень много по усилению регистрации. Но, если объективно, это носит достаточно кампанейский характер. Приходит новый руководитель - надо регистрировать все. Потом ему надо показать, что за время его работы уровень преступности снизился - и показатели начинают занижаться. Недавно одним из оснований снятия с должности заместителя прокурора Москвы стало выросшее в 2,5 раза количество преступлений. Но не его вина, что в городе удалось добиться лучшей регистрации. Я считаю, что не только возможно, но и необходимо как можно быстрее ввести такую систему, чтобы ни одно преступление не оказалось вне сферы внимания государства. При современной технике, компьютеризации, порядок навести можно. Сейчас из-за неэффективной системы учета преступлений, из-за их сокрытия правоохранительными органами нам неизвестны реальные масштабы преступности. Поэтому невозможно с ней эффективно бороться. Я считаю, что ведение учета преступлений необходимо передать Министерству юстиции. Тогда учет станет независимым, а цифры - реальными.

Судебное следствие. Состязательность в суде

Нужна реальная состязательность в суде - когда и адвокат, и прокурор могут на равных вести собственные расследования и предъявлять доказательства вины и невиновности только в суде. Институт предварительного следствия давно показал свою неэффективность. Расследование может длиться годами, затем обвиняемый и его адвокат перед судом знакомятся с материалами дела и зачастую могут его развалить.

Предварительное следствие в наше время - необоснованная оттяжка судебного разбирательства по существу. И она разрушает доказательственную базу, которую собирают прокурор и органы предварительного следствия для установления вины. Известно огромное число случаев, когда обвиняемый, ознакомившись с материалами уголовного дела, узнав весь объем доказательств задолго до суда, имеет возможность подготовиться к суду, перекупив или, не дай бог, устранив свидетелей, уничтожив вещественные доказательства.

Здесь уместно упомянуть закон о защите свидетелей. Он существует во многих государствах, будет действовать и у нас. Но дело в том, что можно существенным образом сократить круг лиц, которых необходимо будет защищать. Мы сейчас защищаем свидетеля до того, как он предстанет перед судом. А предварительное следствие, как было сказано, может длиться годы. Это - огромнейшая финансовая нагрузка на государство. Значительно выгоднее - и материально для государства, и морально для самого свидетеля - когда человек сразу в суде, по горячим следам, давал бы показания. А сейчас в ходе предварительного следствия все показания, которые он дает и которые становятся известны обвиняемому, - ничтожны. Самые главные показания - данные в суде. На них невозможно повлиять. После этого если и появляется угроза жизни свидетеля, то только с целью мести. А мстят не всегда. Вот когда "затыкают рот" свидетелю, на основании показаний которого могут осудить преступника, - это страшно. И предлагаемая система была бы значительно эффективнее.

Экономическая составляющая

Преступность у нас в стране в высшей степени консолидирована. Преступная среда стала "государством в государстве". Там своя экономика, причем гораздо более передовая. Своя система страхования. Помимо собственных, используются и государственные финансовые институты. Когда мы были за железным занавесом, еще можно было с этим эффективно бороться. Отслеживались деньги, поступившие в сберкассу, - откуда, сколько. Сейчас ввиду экономических преобразований и открытости это контролировать вообще невозможно. А система эта страшная. Это - теневое государство, которое набирает все большие обороты и в деятельность которого втягивается все больше граждан. Не замечать происходящего нельзя.

Необходимо такое финансирование правоохранительных органов, чтобы они, зарегистрировав преступления, могли провести все необходимые следственные действия. Чтобы закрепить собранные доказательства, чтобы потом объявить подозреваемых в розыск, чтобы затем организовать сбор доказательств для обвинения, представления обвинения прокурору. Это - продолжение борьбы государства с теневой экономикой. Если эта работа не активизируется, всегда будет не хватать денег пенсионерам, инвалидам, детям, врачам, учителям и, что самое страшное, - работникам правоохранительных органов. Почему самое страшное? Врач, учитель имеет право и возможность подрабатывать. Когда неофициальной подработкой займутся судьи, прокуроры, сотрудники милиции, работники ФСБ, - останется несколько шагов до окончательного разрушения государства. Уже сегодня происходит активное сращивание власти и криминала. Более двух миллионов бывших сотрудников правоохранительных органов сегодня работают в частных структурах, далеко не всегда занимающихся законной деятельностью. Но эти люди сохранили связи с бывшими коллегами, которые активно помогают им в их новой деятельности. И эту проблему нельзя не замечать.

Нужна экономическая реформа системы исполнения наказаний. В советское время она была одной из мощнейших с экономической точки зрения и производила огромное количество продукции. Достаточно сказать, что практически все сельскохозяйственное машиностроение было делом рук заключенных. За время нахождения в местах лишения свободы человек мог получить образование, новую профессию, определенные навыки работы. Сегодня система развалена. Огромный потенциал дешевой рабочей силы практически не используется. Мне кажется, было бы правильным передать ГУИНу возможность привлекать инвестиции и развивать производство в местах лишения свободы. Это во многом могло бы решить и финансовые проблемы самого ГУИНа.

Кроме того, один из важнейших, я считаю, шагов, который необходимо сделать как можно быстрее, - это экономическая амнистия. Государство неповоротливо. Не организовало вовремя нормальные экономические условия. Но сейчас выяснять, кто в 1988-1989 годах чего похитил, - это уже смешно. Эти деньги уже неоднократно "отмыты". Надо дать возможность их легализовать и привести в страну.

Пути выхода из кризиса

Людей сейчас пугает, что ничего не делается. Ну разрешили регистрировать все преступления. А дальше что? Никто не смотрит, что происходит. Как обеспечиваются и финансируются правоохранительные органы? Там практически не осталось опытных сотрудников, работающих более 10-15 лет. Сейчас это в основном молодые ребята, которые только учатся работать, защищая при этом интересы гражданина и государства.

Проблема еще в том, что каждый "тянет одеяло на себя". У милиции свои интересы, у прокуратуры свои, у суда - свои. Самостоятельно общую позицию им вряд ли удастся выработать. Это - задача президента. Он должен объединить всех и определить приоритеты: куда мы движемся и зачем.

А основную роль в этой реформе должны сыграть, конечно же, законы. Я считаю, что первоочередной задачей законодателей должен стать экономический блок вопросов. В первую очередь нам необходима прозрачность экономики. Если государство считает, что оно мудро распорядится всеми денежными средствами, которые соберет, то пусть так считает, но оно добросовестно заблуждается. Надо создавать, стимулировать сильные регионы. Это ведь не просто фразерство, что государство богатое, когда люди богато живут. А не когда все в нищете, а в Алмазном фонде лежат несметные богатства. Или когда нефть дает огромные богатства, которые не доходят до людей. Вот, например, в ОАЭ люди живут богато из-за того, что они живут на территории государства, которое имеет несметные богатства. И все они от этого получают свою долю. У нас же кто что охраняет - тот то и имеет.

Вот и получается, что первоочередная задача - это постепенный выход экономики из тени. Без этого не будет ничего.