Пресненский районный суд Москвы в четвертый раз продлил сроки содержания под стражей двух колумбийцев Э. и С., обвиняемых в торговле наркотиками. В Бутырском следственном изоляторе они провели уже почти два года. Комментарий руководителя Центра содействия международной защите К. Москаленко.

Русский курьер, № 135. Георгий Целмс. Статья. Арест “по-европейски”… в России.

Пресненский районный суд столицы в очередной, четвертый раз продлил сроки содержания под стражей двух колумбийцев Э. и С., обвиняемых в торговле наркотиками. В Бутырском следственном изоляторе они провели уже почти два года.

Таким сроком никого у нас в отечестве не удивишь: в любом СИЗО найдешь сидельцев и с большим стажем. Нас же в данном случае интересует сам процесс лишения свободы, поскольку громогласно заявлено Пленумом Верховного суда, что мы должны строго придерживаться общепризнанных принципов и норм международного права. Так что наша Фемида уже примерила “мантию из Страсбурга” и делает в ней первые шаги…

Все предыдущие решения о лишении свободы двух иностранных граждан суд принимал без затей. Одной вменяемой тяжести преступления вполне хватало. А чтобы защитники не слишком размахивали УПК, требующего еще и иных аргументов (возможность сбежать, продолжить преступление, мешать следствию и пр.), то государственный обвинитель, а в след за ним и судьи утверждали все это голословно, не утруждая себя доказательствами.

Однако теперь “в свете решений пленума”, в которых особо оговорена процедура ареста, потребовались доказательства. Первой их представила кассационная инстанция. Судебная коллегия по уголовным делам Мосгорсуда (Г. Строева Рпредседатель, В. Башкатова, Л. Генералова), в которой оспаривалось очередное продление заключения, сослалась в своем решении на некую оперативную информацию, полученную старшим прокурором Генпрокуратуры Д. Шохиным (гособвинитель) от заместителя председателя Госкомитета по противодействию незаконному обороту наркотических средств при МВД России О. Харичкина. Генерал-майор О. Харичкин утверждал, что Комитет располагает оперативными сведениями о наличии у подсудимых преступных связей, позволяющих им изготовить поддельные документы и бежать. А также воздействовать на следствие. “Ознакомится с оперативными материалами возможно при наличии соответствующего допуска”, - пишет генерал. Ни у подсудимых, ни у адвокатов его естественно нет. Так что верьте, пожалуйста, на слово. Можно бы, конечно, провести закрытые слушанья. Дать подписку о неразглашении. Но зачем? Лишняя морока. Вдруг да защита усомниться в “наличии преступных связей” и в намерении бежать. И потребует это доказать? Кстати, одно из немногих завоеваний нашего нового УПК: нельзя использовать в качестве доказательств информацию добытую оперативным путем. Представленную, например, секретным агентом. Неужели судьи этого не знают?

Пикантная деталь: решение Мосгорсуда, в котором есть ссылка на сообщение из МВД, принято на неделю раньше самого сообщения. Договорились по телефону? Как сказала руководитель Центра содействия международной защиты К. Москаленко, адвокаты которой защищают колумбийцев, “Это как в преферансе, когда двое играют на одну руку. Но в преферансе за это бьют канделябрами”.

В Пресненском суде, продлевая сроки содержания под стражей в четвертый раз, постеснялись видно сослаться на “оперативные данные”. Просто изложили их как бы от своего имени. Естественно, без доказательств…